Детские дома Казахстана: проблемы и планы по их сокращению

Дет дома
Коллаж: Kazinform/ Freepik/ DALL·E

Нашумевшее дело «колдуна-садиста» из Шымкента подняло в нашем обществе массу вопросов к различным госструктурам, призванным обеспечивать права и здоровье казахстанских детей, которые по различным причинам остались без родителей. Насколько обоснованно отдают детей в приемные семьи, нет ли здесь коррупционной составляющей, как работают службы опеки, призванные отслеживать условия жизни приемных детей. И, наконец, так ли уже необходимо стремиться позакрывать все детские дома в стране и раздать детей в приемные семьи? В этом постарался разобраться корреспондент агентства Kazinform.

К какому году в Казахстане планировали закрыть детские дома

За последние годы в сфере охраны прав детей и попечительства в Казахстане сформирована определенная нормативно-правовая база по защите прав воспитанников организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Помимо этого, для подготовки выпускников детских домов к успешной самостоятельной жизни, для адаптации в современном социуме, в стране действуют Дома юношества для молодежи от 23 до 29 лет.

Если проследить хронологию вопроса по публикациям в статотчетах и СМИ, то примерно в середине 2010-х годов в Казахстане заговорили о том, что неплохо бы детей из детских домов поместить в приемные семьи, так как в семье ребенку, конечно же, лучше, чем в казенном учреждении. С тех пор число детских домов в стране начало сокращаться, появилась тенденция замены детских домов на альтернативные формы — патронат, опека, семейные дома.

К 2016 году на патронатное воспитание и опеку в Казахстане передали более 1800 детей и закрыли 48 детских домов. Спустя время почти 400 детей вернули обратно — почти каждый четвертый ребенок пережил так называемое «вторичное сиротство». Тогда это объясняли отсутствием необходимой подготовки патронатных родителей, слабо владевших, как выяснилось, навыками дошкольного воспитания и знанием тонкостей физиологического развития детей. Более того, как признали эксперты, получить ребенка на патронатное воспитание оказалось проще, чем получить какой-нибудь документ в ЦОНе. Однако ежемесячную зарплату патронатным воспитателям тогда уже начали выплачивать — от 35 тысяч тенге и выше, а также пособие в 9 — 10 МРП (на тот период 22 тысяч).

Но процесс пошел. И к 2019 году число воспитанников детских домов в стране сократилось почти на 3 тысяч из более чем 5 тысяч детей. Закрылись или трансформировались еще 27 организаций для детей-сирот. Начали появляться в системе образования учреждения семейного типа — «семейные дома». В стране ввели материальное стимулирование всех форм устройства детей в семьи, пособия на детей, находящихся под опекой и попечительством, выплачивали заработную плату патронатным воспитателям, а также гражданам, усыновившим детей-сирот.

На тот момент в 23-х семейных домах воспитывались 849 детей, а в 43-х детских дома и школах-интернатах — 2797. В системе здравоохранения функционировал 21 дом ребенка, в системе социальной защиты населения — 18 медико-социальных учреждений. 

Всего в 2019 году в Казахстане проживали около 6 млн детей, что составляло треть населения страны, из них 24926 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Из этого числа 19934 находились под опекой, попечительством на патронатном воспитании, в приемных семьях, а 4992 — в детских домах, домах ребенка, интернатах, детских домах с ограниченными возможностями в системе здравоохранения. Тогда в отчетах МОН бодро говорилось, что, благодаря принимаемым мерам, с 2016 года количество сирот в интернатных организациях сократилось на 31%, а количество самих детских домов — на 20%. 

В тот год по поручению Главы государства был создан специальный Совет по вопросам охраны прав детей и попечительства. По результатам поездок рабочей группы по регионам выявили массу нарушений. Например, вскрылись факты издевательств над детьми-инвалидами в Рудненском Доме ребенка, где детям были присвоены порядковые номера, они неделями не выходили на улицу и жили в антисанитарных условиях. Тогда в Совете по защите прав детей разработали алгоритм действий, который поможет раз и навсегда решить проблемы детских домов.

Более того, уже в 2020 году делались прогнозы, что до 2023 года в Казахстане вообще не останется детских домов, их трансформируют в Центры семейного типа. В Правительстве тогда твердо решили — через пару лет в Казахстане не должно быть детских домов.

Процесс пошел

В 2021 году количество детских домов продолжает сокращаться, уменьшается и число воспитанников. По данным МОН, на тот период в 96-ти детских домах было 4 254 детей. Благодаря «школам приемных родителей», уменьшилось число возвращенных в детские дома детей, снизился уровень вторичного сиротства.

По мнению психологов Национального агентства по усыновлению РК, основной причиной возврата ребенка в детдом являются трудности с адаптацией в семье. В 2021 году в новых семьях не прижился едва ли не каждый третий устроенный ребенок. 

Чаще всего казахстанцы, принимая детей из детских домов в свои семьи, юридически оформляли опеку, попечительство или патронат, реже, менее 1% — усыновление (удочерение). Это было связано во многом с юридическими тонкостями, так как биологические родители зачастую не лишены прав, поэтому таких детей нельзя отдать под усыновление. Финансовый аспект тоже имел значение, так как за ребенка, оформленного под патронат, государство выплачивает зарплату родителю, а также ежемесячное пособие ребенку на еду и одежду.

В 2022 году в Казахстане количество детских домов было сокращено уже до 30. При этом 81% воспитанников детских домов реализовали свое право жить в семьях благодаря принятым государством мерам по обеспечению прав ребенка. В организациях для детей-сирот тогда проживало около 4 тысяч воспитанников. 

Начиная с 2023 года, в Казахстане решили поменять подходы к воспитанию детей, оставшихся без попечения родителей, и отдавать их в профессиональные приемные семьи, для чего разработали законодательные нормы — приемные родители получают оплату за свой труд в зависимости от количества детей и срока пребывания их в семье.

Жесткую нацеленность на всеобщее закрытие детских домов сменила перспектива их трансформации в центры поддержки детей. 

К 2023 году количество детских домов в республике снизилось уже на 41%, а число находящихся в них детей — на 65%. В то время в стране в детских домах проживали порядка 3700 детей.

В 2024 году из 21387 детей-сирот 17660 воспитываются в казахстанских семьях. О том, что ежегодно в Казахстане принимают в семьи более 1000 детей-сирот, сообщила председатель Комитета по охране прав детей Министерства просвещения РК Насымжан Оспанова, подчеркнув, что задачей ведомства является обеспечение права детей жить и воспитываться в семье, а также продолжить деинституционализацию детских домов.

Дет дома
Фото: Pixabay.com

Когда детский дом — лучше, чем семья

Своим мнением по поводу тенденции закрытия детских домов в Казахстане с корреспондентом агентства Kazinform поделилась известный правозащитник, председатель общественного объединения «Комитет защиты гражданских прав» Ирина Федорова.

— На начало 2024 года, согласно информации Комитета по охране прав детей, в Казахстане проживает 21081 ребенок-сирота, или дети, оставшиеся без родительского попечения, — говорит Ирина Федорова. — Дети, оставшиеся без попечения родителей — это социальные сироты, это те дети, родители которых лишены родительских прав или ограничены в таковых правах, или находятся в местах лишения свободы. За последние три года в Казахстане был закрыт 21 детский дом. Из 21 тысячи детей-сирот сегодня 17600 детей воспитываются в казахстанских семьях. И ежегодно граждане Казахстана принимают в свои семьи порядка тысячи детей-сирот. Да, на сегодня у нас в стране идет тенденция закрытия детских домов. Хорошо это или плохо? Очень спорный и сложный вопрос.

Спикер полагает, что, прежде чем закрывать детские дома по республике, компетентные, уполномоченные органы должны обратить пристальное внимание на факты, которые в этой сфере происходят.

— Например, этот вопиющий факт, который вскрылся в начале этого года в городе Шымкенте, когда органами опеки был выявлен факт, что семья усыновителей, где проживали шестеро детей, были созданы ужасные условия. Детей не кормили, не одевали, дети не получали никаких медицинских услуг, дети не разговаривали, не говоря уже о каком-то развитии. Дети не имели не только элементарного развития в этой семье, но и нормальных человеческих условий жизни. Даже если это единичный случай в нашей стране, то все равно стоит обратить на это внимание. Не должны дети в нашей стране жить в таких условиях. Являясь членом попечительского совета одной из школ города Тараза, непонаслышке знаю, что есть дети, проживающие в семьях с родными родителями, которые живут в похожих условиях. Это дети наркоманов, алкоголиков, дети из неполных семей, бывает, дети проживают впроголодь, в антисанитарных условиях. Есть такие семьи, к большому сожалению, у нас в Казахстане, где родители не заботятся о своих детях. Дети в таких семьях не получают образования, воспитания, медицинской помощи, не доедают. И, думаю, что для детей, проживающих в таких условиях при живых родителях, было бы, я думаю, лучше, чтобы они проживали в детских домах, где их не будут держать впроголодь. В домах-интернатах детей будут кормить, одевать, уделять им внимание, все они будут учиться в школах. После получения среднего образования большинство детей из интернатов и детских домов поступают в колледжи и вузы, то есть продолжают в дальнейшем учиться. В наших детских домах дети одеты хорошо, опрятно, у них есть все необходимое.

Конечно, это было бы здорово, когда в стране нет детских домов, нет детей-сирот. Есть такие страны — в Израиле, например, нет детских домов, на Северном Кавказе почти нет. Но давайте обратим внимание на такую развитую страну, как Япония, там есть детские дома и их достаточно много, там большое количество сирот, порядка 40 тысяч, и проживают они в детских учреждениях до всей стране, — говорит Ирина Федорова.

Спикер напомнила, что в Казахстане на содержание детских домов государство затрачивает большие денежные средства.

— Эти расходы при закрытии детских домов существенно не сократятся. Потому что дети-сироты, усыновители и опекуны как получали, так и будут получать свои пособия, выплаты по социальной поддержке, льготное жилье. Затраты не уменьшатся намного. Надо обратить еще внимание на коррупционные риски в этой сфере. Те организации, которые уполномочены рассматривать документы усыновителей, выносить решения по этим документам, работают не должным образом. Там невооруженным глазом видны коррупционные риски. Ведь почему случилось так, что эти усыновители из Шымкента могли шестерых детей взять? Ведь уже точно известно, что один из родителей — «отец» — был психически не здоров. Как так случилось? Значит, уполномоченные органы недобросовестно отнеслись к своим обязанностям. Многие эксперты заявляют, что самая большая проблема госучреждений — это невольное воспитание у детей в детских домах потребительского, иждивенческого отношения к жизни, несамостоятельность. Но ведь дети из очень обеспеченных семей, из семей больших чиновников, получают такое же воспитание — оторванное от реальной жизни, потребительское отношение к жизни, безответственность, — говорит спикер.

Правозащитник считает, что надо обратить первоочередное внимание и на то, кто именно усыновляет детей.

— Например, в Узбекистане по указу президента закрываются детские дома. Но детей оттуда забирают госслужащие, силовики и предприниматели. То есть дети в таких семьях могут получить хорошее содержание, достойное воспитание, образование. Кто усыновляет детей в Казахстане? Надо посмотреть статистику. Не удивлюсь, если в нашей стране детей в большинстве случаев усыновляют семьи, которые проживают в районах, на окраинах городов. Усыновляют не одному ребенку, а по 6 и более. Возникает подозрение, что здесь в семьях просто используют детский труд. Не утверждаю, но не удивлюсь, если выяснится, что детей-сирот усыновляют семьи, не имеющие достойного заработка и рассчитывающие на те выплаты, которые предусмотрены государством усыновителям и попечителям. Стоит еще обратить внимание и на количество правонарушений в нашей стране, которое происходит с участием несовершеннолетних, на работу ювенальной полиции, на то, как проживают дети в приемных семьях. Это не значит, что нужно постоянно только приходить и проверять. Нет, можно просто общаться с детьми, беседовать, смотреть, как они ведут себя в социуме. По поведению ребенка сразу видно и можно определить, в каких условиях он живет, какое отношение к себе он получает от окружающих, то есть от семьи. Прежде чем закрывать детские дома, уполномоченные органы должны хорошо это продумать и обратить пристальное внимание на все эти моменты. Усилить контроль за тем, как происходит одобрение отдавать детей на попечение гражданам, ужесточить контроль за работой органов опеки, — считает правозащитник Ирина Федорова.

дет дома
Фото: Canva

Сколько детских домов в регионах Казахстана

В Акмолинской области нет детских домов.

Акмолинская область в 2023 году стала первым в стране регионом без детских домов, все они были трансформированы в Центры поддержки детей и семьи. Этот пилотный проект сейчас масштабируется по всей стране.

Бывший детский дом в Акколе теперь является единственным в регионе Центром поддержки детей, нуждающихся в специальных социальных услугах, сейчас там находятся 116 детей.

В Жамбылской области нет детских домов.

По данным облуправления образования, из 463 618 детей в регионе — 1219 это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, 916 детей находятся под опекой и попечительством, 130 детей на патронатном воспитании, 29 живут в 9-ти домах семейного типа.

В шести приемных семьях воспитываются 26 детей. В Центре поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, находятся 77 детей, в 2023 году было 65. В Доме ребенка «Умит» содержатся пятеро детей, в 2023 году — 11. В областном Доме юношества зарегистрировано 53 подростка, но фактически проживают 35, из них 18 несовершеннолетних, в 2022 году проживали 19. В Центре предоставления специальных социальных услуг № 4 воспитываются 18 детей.

В 2018 году бывший детский дом № 1 имени К. Сарымолдаева преобразовали в Центр поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, затем объединили с Центром адаптации несовершеннолетних. Число детей здесь за последние три года сократилось со 156-ти до 78-ми.

По разным причинам из общего числа детей, находящихся под опекой и попечительством, патронатным воспитанием, а также в детских домах семейного типа, возвратили 35 детей. В регионе существует «черный список», куда включили 23 бывших опекуна, попечителя и патронатных воспитателя, не справившихся с задачами воспитания.

Для профилактики вторичного сиротства, отметили в образовательном ведомстве, в рамках курса психологической подготовки для желающих взять детей, проводятся занятия с обсуждением различных тем — уход за детьми, воспитание, адаптация. По итогам выдается сертификат. С 2020 года этот курс прошли 824 человека, желающих стать приемными родителями.

В Костанайской области в 11 интернатных организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, проживают и воспитываются 359 детей. Из них 46 в психоневрологическом детском доме-интернате системы социальной защиты, 13 детей в двух Домах ребенка системы здравоохранения и 300 в восьми организациях образования.

В результате проведенной работы за восемь лет в регионе сократилось шесть подобных организаций, из них 5 находятся в системе образования и одна в системе здравоохранения. Контингент детей уменьшился на 482.

Так, в 2017 году был закрыт Федоровский детский дом, рассчитанный на 34 ребенка. В 2018 году закрылся Костанайский областной детский дом, где содержались 165 детей. В 2019 году упразднена Костанайская специальная школа-интернат № 2 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, там находилось 198 детей. В 2020 году закрыли Дом ребенка в городе Аркалыке, где до этого находилось 45 младенцев, в 2021 году — Центр поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации Аулиекольского района, там было 20 детей. И в 2022 году в Аркалыке закрылся Центр поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, там было 20 детей.

В Павлодарской области имеется 7 детских домов и один Дом юношества. В 2017 году закрылся Калкаманский детский дом.

В городе Актобе нет детских домов, но здесь есть специализированный Дом ребенка «Умит», относящийся к ведению министерства здравоохранения. Здесь воспитываются 42 малыша, дети находятся до 3-х лет, потом попадают в Центр поддержки детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, «Аяла».

В центре «Аяла» воспитываются и обучаются 60 детей, из них 35 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а 25 — оставшиеся без родительского присмотра. В летнее время 25 детей из этого центра отдыхают в оздоровительном лагере «Куншуак».

Молодежный центр социальной адаптации «Мейирим» обучает детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте от 16 до 29 лет. В настоящее время в этом учреждении проживают 47 молодых людей. Из них 14 студенты, 32 работают, один служит в армии.

В Атырауской области имеется семейная детская деревня «Шанырак», расположенная недалеко от города Атырау. Здесь обучаются 45 детей в возрасте до 18 лет.

Помимо этого, 18 подростков живут в находящемся в городе Атырау Доме юношества, они здесь будут оставаться здесь до 23-х лет. В специализированном детском доме в Атырау воспитываются 15 детей в возрасте до четырех лет.

В Восточно-Казахстанской области имеется четыре детских дома. По данным областного управления образования, сегодня здесь обучаются 354 ребенка. Количество детей в детских домах с каждым годом уменьшается.

В области Жетысу находится один детский дом, в котором воспитываются 82 ребенка, они сироты.

В Западно-Казахстанской области 76 детей воспитываются в областных организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Из них 51 ребенок проживает в областной детской деревне семейного типа, относящейся к образовательному ведомству, четверо — в детском доме «Мейрим» в системе здравоохранения и 21 ребенок — в учреждении психолого-социальной службы «Кошим», относящейся к сфере социальной защиты.

В Северо-Казахстанской области 8 организаций для 246-ти детей. В том числе 6 относится к системе образования (три Центра, одна «детская деревня» и два Дома юношества), один Дом ребенка относится к здравоохранению и один Детский центр социального обслуживания относится к управлению соцзащиты.

В Туркестанской области по республиканской базе данных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в области зарегистрировано 1411 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Из них 1191 находятся под опекой и попечительством, 51 — в приемной семье, 169 воспитываются в 152-х образовательных, семи социально-реабилитационных и десяти медицинских организациях.

Имеется 66-местная детская семейная деревня имени Т. Тажибаева, 54-местная детская семейная деревня «Толе би», 32-местный областной центр поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации» и семиместный социально-реабилитационный центр «Тасарик».

По данным портала «Государственные услуги и информация онлайн» в Астане шесть организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Это Специализированный дом ребенка, Центр поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, «SOS Детская деревня Астана», Дом юношества, Центр социального обслуживания «Нұрлы-жүрек» и Специальная школа-интернат № 1.

В Алматы действуют пять подобных учреждений — Городской дом ребенка № 2, Дом надежды, Специализированный комплекс «Жанұя», «SOS Детская деревня» и Центр адаптации и поддержки выпускников социальных учреждений «Жастарүйі». В Шымкенте действуют Специализированный дом ребенка, Детский дом № 3 и центр адаптации несовершеннолетних.

дети-сироты
Инфографика: Kazinform

Как усыновить ребенка

В Казахстане существуют разные формы устройства детей в семью — усыновление, опека и попечительство, патронат, приемная семья и гостевая форма. Приемные родители определяют форму после знакомства, общения и выбора ребенка из детского дома в зависимости от статуса самого ребенка. Агентство Kazinform разъясняло порядок действий и перечень необходимых документов для оформления устройства детей в семью.

Также в стране  имеются и государственные учреждения, в которых на протяжении десятилетий нарабатывался определенный опыт, формировались педагогические кадры, повышалось финансирование, улучшалась оснащенность необходимой инфраструктурой. На определенном этапе подобные учреждения являются надежной опорой и защитой для детей-сирот.

Случай с «колдуном-целителем» стал достоянием общественности, благодаря тому, что сам ребенок не стал молчать. А что творится в других приемных семьях – сказать сложно. По мнению экспертов, иногда лучше оставить ребенка жить в детском доме, чем отдавать в подобные токсичные семьи. Также необходимо усилить надзор за органами, выдающими разрешения на опеку или патронат. В деле, которое касается будущего страны, не стоит гнаться за цифрами и сокращать количество детских домов, которые могут дать маленьким казахстанцам, оставшимся без родителей, возможность вырасти здоровыми, образованными и достойными гражданами своей страны.

 

Дет дома
Фото: Canva
Сейчас читают
telegram