+7 (701) 759 90 19
USD 426.32 EUR 496.24
RUB 6.04 CNY 66.74
Новости

100-летие Казинформа: Валентина Есимбекова вспоминает, как попала в агентство

26 Декабря 2020 11:00
Поделиться:
100-летие Казинформа: Валентина Есимбекова вспоминает, как попала в агентство

АЛМАТЫ. КАЗИНФОРМ - В этом году исполнилось 100 лет со дня основания Международного информационного агентства «Казинформ». В связи с этим наши корреспонденты продолжают рассказывать о сотрудниках, настоящих профессионалах, проработавших в агентстве много лет. В этот раз на наши вопросы отвечает бывшая заведующая корсетью КазТАГ (ныне - Казинформ) Валентина Есимбекова.

Новости по теме
Анонс наиболее важных событий в Казахстане 16 октября Анонс наиболее важных событий в Казахстане 15 октября

- Валентина Ивановна, от Ваших коллег я узнал, что Вы проработали в нашем агентстве почти 25 лет, начинали корректором на Главном выпуске, а потом долгие годы были завкорсетью, обеспечивая четкую взаимосвязь головного офиса со всеми собкорами во всех областях республики (их тогда было 19, прим.ред.). Также я узнал, что Вы родились и выросли в Украине. А как Вы попали в Казахстан и в наше агентство?

- В Алма-Ату переехала в 1975 году. Тогда я город знала и сверху вниз, и вдоль и поперек. За три месяца обошла город пешком в поисках работы учителя русского языка - Марата (муж - прим.автор) призывали в армию, а мне надо платить за съемную квартиру и на что-то жить. Знала все школы, техникумы, ПТУ и даже сумасшедший дом, куда мне Министерство образования дало направление на работу. Хорошо, что мы пошли туда с Маратом: он меня просто выдернул из этого ужаса. Я была на грани истерики, глядя на маленьких пациентов заведения. В райкоме комсомола тоже не помогли с работой, а в детсаду, куда меня хотели устроить, места не нашлось. «Опять обдурили», - голосила я, спускаясь по Ленина к Зеленому базару. Дошла до парка панфиловцев, села на лавочку дореветь. Передо мною высотка, где редакции газет и журналов. Бессилие я выплакала, остались злость и агрессия.

И тут меня понесло. Залетела в здание, там к вахтеру: где «Ленсмена». И с разбегу в кабинет редактора - он как раз, собравшись пообедать, бутылку кефира и булочку достал. Я так хлопнула по столу, что кефир чуть не взлетел. Мужик вжался в кресло и смотрел на меня с ужасом. Не знаю, что думал. Но я ему с сердца высказала все: про поиски, про сумасшедший дом, про райком, детсад и армию мужа. Придя в себя и воспользовавшись, пока я дух переводила, редактор полистал перекидной календарь, позвонил и, не приближаясь ко мне, помахал в окно на Гоголя, сказал, как идти до здания с колоннами, а там меня ждут. «Я вернусь, если что», - только и смогла ответить. Проспект Коммунистический, 75. На ступенях дома с колоннами курил улыбчивый казах интеллигентного вида - Нурмахан Оразбеков. Пока энтузиазм из меня не выветрился, стала подниматься к двери, а он мне: из «Ленсмены»? - Молча киваю. – «Пойдем». - И в отдел кадров, к Петрыкину: корректор. Молчу, документы показываю. Они вдвоем уставились в мой диплом - там казахская фамилия по-украински написана. Культурный шок! Но Петрыкин как Петрыкин - улыбается, расспрашивает, ведет на выпуск: корректор. Какой я вам корректор? Но молчу, со страха. Евгения Яковлевна Энголи усаживает, расспрашивает, дает листик желтоватый: надо проверить. Я, воспитанная на книжках, советских газетах и журналах, не понимаю, как в печатном тексте могут быть ошибки, всматриваюсь, не вижу. Наконец-то замечаю какое-то географическое название с опечаткой и с сомнением показываю ошибку. В оригинале тоже ошибка. Это была информация Ганжи на ГРИДЗ. Все замирают, а Клара бежит в кабинет напротив. Приходят оба - Владимир Николаевич Ганжа и Лиля Владимировна Шапарева. Лиля Владимировна с порога с нескрываемой иронией: «Деточка, ты откуда? Где училась?». «С Украины, в Харькове», - мямлю. Тут Аркадий Давыдович Ротмистровский заходит. На нового корректора посмотреть. Меня окружили и наперебой стали расспрашивать за Украину, за Харьков, за Киев, за сало. Для них - счастливые довоенные воспоминания, для меня - вчерашняя жизнь. Здесь и решилась моя судьба. Что меня не примут, страха не было - я даже представить не могла, как буду тут работать. Кроме школы и шахты я других работ не знала, а тут колонны, лестницы, кабинеты и сплошь взрослые дядьки. Покровительство старших сыграло решающую роль - я всегда чувствовала себя под защитой.

На следующий день уже и приказ. Петрыкин ведет нас с Жанной Ефременко к Белоцерковскому - традиционное знакомство с замдиректора. Александр Иванович напускает на себя серьезность, сдвигает очки со лба и, рассмотрев что-то там в приказе, обращается ко мне: «Вот, Ефременко, у нас тут...». Я мотаю головой. Он снова в приказ. Петрыкин разъясняет: «Телеграфистка Ефременко - уйгурка, а корректор Есимбекова - украинка. Очки сами заползают на лоб: ну вы даете, девчата!». А с языка Александра Ивановича готовы сорваться выражения, те самые, не переводимые. Для меня, дочери шахтеров, это признак непревзойденного профессионального мастерства. Все путем!

Буквы печатные поначалу мне не поддавались. Пропускала ошибки, не все понимала в процессе. Тамара Темных - тоже корректор, но еще и поэтесса, знаток русского языка и всего красного, что продавалось в винном отделе, взяла надо мною шефство. И тут же намекнула, что мою корректорскую карьеру надо бы «спрыснуть», не дожидаясь первой зарплаты. Марат работал сутки через трое и в свободные вечера встречал меня с работы. Я ему сказала про «спрыснуть». «Святое дело», - обрадовался муж. Марат зауважал мою контору, всем рассказывал, где я работаю, и что в КазТАГе лучшие журналисты и надежные друзья.

- Вы возглавляли одно из важнейших подразделений КазТАГа тех лет, причем принимали материалы не только для казахстанских СМИ, но и для многих центральных (для Москвы). Скажите, как тогда проходила эта работа? Какие были проблемы?

- Восемь лет я проработала на главном выпуске корректором. Через какое-то время, проснувшись среди ночи, могла без запинки перечислить все бюро ЦК Компартии Казахстана - пофамильно, строго по алфавиту и с инициалами. Совет министров, весь руководящий состав республики и всех 19 областей знала назубок. Главный выпуск - это передовая, откуда информация ТАСС - КазТАГ шла на первые полосы всех республиканских газет. Ошибка смерти подобна - работали, жили на таком пределе сил и страха перед ошибками, не передать! Лозунгом нашим и Евгении Яковлевны Энголи был афоризм Козьмы Пруткова: «Лучше перебдеть, чем недобдеть». Иногда «недобдевали», получали нагоняи за ошибки, но жили наполнено, весело и бесстрашно. Через какое-то время Аркадий Давыдович стал привлекать меня на разные замены - кто в отпуске, кто на больничном - я за всех. Чаще всего подменяла Колю Крестьянинова - редактора-секретаря корсети. Областных собкоров мы тоже знали заочно - только по именам и фамилиям, в подписи под информацией. Когда Коля исчерпал все свои силы и возможности и вопрос о его соответствии встал ребром, меня перевели на его место. В каждую область назначался собственный корреспондент ТАСС - КазТАГ. Это была номенклатурная единица областного масштаба, если вам это о чем-то говорит: квартира, машина, спецбуфет и остальные блага. Думала - нет, была уверена, что получу информацию из области - присылали по телетайпу или правительственными телеграммами - разнесу по редакциям и все мои обязанности. А тут Белоцерковский стал требовать, чтоб я с собкоров требовала, ругалась и угрожала. Да я их как огня боялась. Даже на расстоянии, а требовать...

Тут как раз расширенная коллегия после моего назначения. Все собкоры и фотокоры съезжаются в Алма-Ату, совещаются, ходят по редакциям, соображают в ресторанах, не без этого. Я прошу девушек-редакторов, чтобы они познакомили меня с приехавшими - надо мне было как-то сопоставить фамилии и инициалы с мужчинами… Моя задача была выманить любым способом у них контактные телефоны, где искать их, когда надо срочно. Потихоньку, усыпив их бдительность, я выяснила имена и телефоны подружек, кафешников, где с утра наливают, соседей и других мест.

Сейчас, когда и новорожденный уже с телефоном, а бабушки в Инстаграме и Фейсбуке, все это представить невозможно. И мои усилия покажутся полной ерундой, но тогда, в 70-80-е, для меня было главным в работе с корреспондентами: наладить связь любой ценой. Раза три сменился корреспондентский корпус за 15 лет - до последнего дня существования того информационного агентства, которое называлось КазТАГ, я держала эту связь, зорко следила за настроением, уговаривала, убеждала, дружила с женами, подругами, собутыльниками, но никогда не требовала. И в голову не приходило...

- Вы столько лет были связующим звеном между нашими областными собкорами и головным офисом и знаем, опять-таки от наших ветеранов, что от нормальных взаимоотношений с центром зависит работа на местах. Да, сегодня, благодаря техническому прогрессу, связь между центром и окраинами республики осуществляется намного проще. Тем не менее, есть и другие сложности: и в техническом, и творческом аспектах. Что Вы думаете об этом и чтобы Вы посоветовали нынешней корсети «Казинформ» в этой работе на данном этапе?

- Когда я пришла в КазТАГ в 1975 году, ветераны рассказывали, как сразу после войны в агентстве распечатывали на печатных машинках через копирку на серой бумаге пять, а то и семь экземпляров, прикрепляли листочки к деревянным щитам кнопками и разносили пешком на Старую площадь, к Зеленому базару, на вокзал, развозили на трамвае в парк Горького, в Тастак. Только на вокзал Алма-Ата-1 везли на казтаговской полуторке. Вечером щиты собирали, чтобы уже утром прикрепить новости. А из областей присылали телеграммы с грифом «Правительственная». Денег на такие телеграммы выделялось в обрез, так что остальная информация приходила в письмах, написанных от руки. И телетайп, и потом монитор с малюсеньким экраном и программа, соединившая их с процессором на полэтажа, рождавшаяся на наших глазах, с нашим участием, были таким прогрессивным прогрессом, что нас распирало от гордости. Вот и сравните с сегодняшним днем! Полвека не прошло!

- Такой юбилей «Казинформ» – это еще один повод вспомнить его историю и людей, которые ее делали. Кого бы Вы хотели отметить, учитывая их вклад в развитие нашего агентства?

- Коллектив агентства всегда понимал важность задач, думаю, и сегодня также. Перечислять надо всех - от водителей, дежуривших в две-три смены, телеграфисток, строчивших как из пулемета страницу за страницей, до редакторов, на плечах которых лежала колоссальная ответственность за каждое слово в информации. Времена такие были!

- Что бы Вы хотели пожелать нашему агентству и новым его сотрудникам. Наша молодежь трепетно относится к своему месту работы и тоже мечтает о дальнейшем процветании агентства. Ваши пожелания. Спасибо!

- Я внимательно слежу за лентой «Казинформ». Оперативность и разноплановость информации всегда были важным аспектом работы агентства, но сегодня, когда узнаешь новости, комментарии на них в режиме реального времени, вроде бы как само собой. И только те, кто работает на этом поприще, понимают, какая ответственность лежит на плечах корреспондентов, редакторов и всего персонала агентства. Я желаю всем крепкого здоровья в это непростое время, благополучия и тепла, уверенности в себе и своих силах! А творческий успех придет к вам обязательно! Главное - ставить перед собой высокие цели! Вперед, вам все по плечу!


Подписывайтесь на наш канал:

Поделиться:

Автор:

Еламан Турысбеков

Новости по теме
Читайте также
Оставить комментарий
+7
Отправить
Сотрудники онлайн
Редактор
Сафаргалиева Малика
Сафаргалиева Малика
954-047

Архив