Насколько реальна угроза дефицита воды в Казахстане
16 Мая 2022 12:20

Насколько реальна угроза дефицита воды в Казахстане

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ - По прогнозам Всемирного банка, объем водных ресурсов в Казахстане к 2030 году снизится с 90 до 76 м³ в год. Это означает, что дефицит воды в стране уже через 8 лет составит около 12-15 м³ в год, то есть около 15%. О том, насколько это будет ощутимо для населения и как бороться с дефицитом воды в стране, читайте в материале аналитического обозревателя МИА «Казинформ».

Около 50% воды Казахстана формируется за его пределами

Чтобы понять, как возникает дефицит воды в стране и насколько остро стоит проблема, необходимо обрисовать условия, в которых находится Казахстан.

По данным Центра стратегических инициатив, 44% стока воды Казахстана формируется за его пределами – в соседних, граничащих с РК, странах. Соответственно, то сколько воды и какого качества она приходит в РК, зависит от того, как она формируется, потребляется и насколько загрязняется в соседних странах. Коэффициент зависимости Казахстана от трансграничных рек составляет 46%.


Как происходит водозабор в странах Центральной Азии можно посмотреть на примере реки Сырдарья.


Поэтому Казахстан совместно со странами-соседями держат на пульсе политику по интегрированному управлению водными ресурсами. Однако, переговоры между странами проходят сложно, поскольку у каждого государства есть свои интересы.

Депутат, член Комитета по вопросам экологии и природопользованию Мажилиса Парламента РК Айжан Скакова говорит, что в этом вопросе действует принцип 50 на 50.

«У нас есть международные договоренности. Но нужно добиваться их выполнения. Например, Казахстан ведет переговоры с КНР. В 2001 году было подписано соглашение о сотрудничестве в сфере использования и охраны трансграничных рек. Обе стороны подписали соглашение о том, что не ограничивают друг друга в рациональном использовании и охране водных ресурсов с учетом взаимных интересов. В данный момент переговоры идут сложно. Нужно отметить, что с китайской стороны работает 30 научных институтов и эксперты, которые занимаются только этими проблемами. А со стороны РК ощущается недостаточность экспертного потенциала, научного обоснования. Казахстан должен больше уделять внимания водной дипломатии. Договариваться можно, потому что действует принцип 50 на 50», - считает депутат.

В целом, в Казахстане создано 8 водохозяйственных бассейнов. Пример, на котором эксперт наглядно обрисовала ситуацию с зависимостью от соседей – Балхаш-Алакольский бассейн.

«Например, в самом крупном на сегодня Балхаш-Алакольском бассейне водные ресурсы по среднемноголетним данным составляют – 27,8 км³. Из них 41% составляет поступление с КНР. При этом, озеро Балхаш было 341,85 м над уровнем моря, что является критической отметкой. Главной артерией бассейна озера Балхаш является река Или и основная стокообразующая часть. Около 70% площади водосбора бассейна расположено на территории КНР», - сказала А. Скакова.

Эксперт считает, что именно здесь находятся корни всех проблем.

«Причинами деградации экосистем Балхаша и реки Или является критический объем воды Капшагайского водохранилища, которое осуществляет сброс воды только в интересах режима работы ГЭС без учета потребностей потребителей. В Китае в бассейне реки Или построили около 40 водохранилищ, более 250 водозаборных сооружений, орошается более 500 тыс. га земель. За этот же период в Казахстане, за время после распада СССР, орошение и водозаборы пришли в упадок», - отмечает кандидат географических наук.

Другой проблемный пример - река Урал-Жайык, которая продолжает мелеть и снижать баланс водных ресурсов. За последние годы населенные пункты Западного Казахстана ощущают острый дефицит воды в сельском хозяйстве. Главная причина – это ежегодное снижение уровня водотоков со стороны России, поскольку она трансграничная река.

Еще одним многолетним вопросом остается стрессовый дефицит воды в Арало-Сырдарьинском бассейне, приведший к экологической катастрофе Арала, которую не удается решить вот уже 50 лет. Причина все та же - снижение объема водотоков со стороны Узбекистана, а также экологические потери воды в засушливые периоды времени.

«Как мы видим, основных причин критического дефицита воды две. Первое - это снижение объемов водотоков, поступающих из трансграничных стран. Второе - недостаточная эффективность мер и программ по водопотреблению. Проще говоря - экономии воды во всех сферах потребления. Поэтому эксперты предлагают со всеми трансграничными странами создать совместную структуру в виде водно-бассейнового консорциума с включением бизнеса, который должен будет регулировать водный баланс с помощью экономических механизмов. Одновременно на государственном уровне необходимо иметь проекты и программы по водосбережению. Такой опыт существует во многих зарубежных странах», - сказала депутат.

Казахстанская экономика зависит от речных ресурсов на 95%

По трансграничной зависимости понятно. Теперь нужно разобраться с тем, как обстоят дела с потреблением воды и как его сократить во всех сферах. Ведь казахстанская экономика зависит от речных ресурсов на 95%.

Существенная доля потребления воды в Казахстане занимает сельское хозяйство. Потребление питьевой и бытовой воды занимает всего 4%. Потребление воды в сельском хозяйстве - 63%. При этом, потери при транспортировке воды – доставке на орошение - составляют 50%, то есть половину воды Казахстан теряет при ее доставке до полей и огородов.


Кроме того, эксперты отмечают, что различия в потреблении воды между регионами значительны.

Согласно международному индексу управления водой GVP UN water, индекс РК оценивается, как самый неэффективный. По оценкам Центра стратегических инициатив, ежегодно страна теряет $206 млн из-за неэффективного управления водными ресурсами.

Наконец, фактор, который обнажает, усиливает и делает дефицит воды и неэффективное ее использование все более ощутимым – это изменение климата. К 2030 году сток воды страны уменьшится от 14 до 40% ввиду климатических изменений.

Изменение климата оказывает все большее влияние на состояние водных ресурсов

Казахстан – страна, располагающая девятой в мире территорией, которая находится в аридной засушливой климатической зоне. И с каждым годом последствия изменения климата оказывают все большее влияние на состояние водных ресурсов.

Среднегодовая температура воздуха в Казахстане за прошедшие годы увеличивалась в среднем на 0,28°C каждые 10 лет, при показателе 0,18°C градуса по миру, то есть чуть менее двух раз. Казахстан подвержен опустыниванию на 60%.

«И если южные и восточные регионы находятся в условиях горных и лесистых зон, а западные в зонах водных бассейнов Каспийского моря и рек, то центральные и северные области - это степные зоны с минимальной растительностью и водным дефицитом. Происходит интенсивное таяние горных ледников - основных источников горных рек. Яркий пример - последствия климатической засухи в последние годы. В результате значительных аномалий температуры воздуха зафиксирована экстремальная сухость в Туркестанской, Западно-Казахстанской, Актюбинской, Акмолинской, Костанайской, Западно-Казахстанской и Жамбылской областях. В этих регионах погибли тысячи голов скота из-за засухи и критической нехватки кормов. Только в прошлом году, по официальным данным, погибло более 1 тыс. животных в Мангистауской области», - отметила член Комитета по вопросам экологии.

Самые проблемные регионы

Самые проблемные регионы – это западные регионы - Мангистауская область, Южный Казахстан, в частности, Кызылординская область. Особый дефицит воды наблюдается именно в районах рек Сырдарья, Урал, Шу, Или и Талас.

«В Казахстане всего 8 водных бассейнов. К 2030 году дефицит водных ресурсов по Арало-Сырдарьинскому, Жайык-Каспийскому, Есильскому, Нура-Сарысуйскому и Шу-Таласскому водохозяйственным бассейнам составит 9,5 км³. При этом, данные бассейны уже в настоящее время являются стрессовыми и дальнейшее социально-экономическое развитие в этих регионах находится под угрозой. Как долго сохранится водный дефицит будет зависеть от каждой семьи, государства, бизнеса, ведь воду потребляют все. Если продолжать ту водорасточительную политику, то дефицит не только не исчезнет, но и увеличится. А если выстроить грамотную научно-обоснованную политику управления водными ресурсами, то от водного дефицита можно избавиться до конца текущего десятилетия», - сообщила А.Скакова.

Депутат Мажилиса Парламента РК, член Комитета по вопросам экологии Елдос Абаканов отмечает, что Арало-Сырдарьинский бассейн является наиболее уязвимым потому, что до 91% воды он получает вне территории Казахстана. Бассейн находится в напряженном водном балансе. Сокращение составило 38%, которое произошло из-за большого водозабора со стороны Узбекистана.

Чтобы понимать масштаб проблемы нужно сказать, что в Арало-Сырдарьинском речном водохозяйственном бассейне наблюдается очень высокая нагрузка на водные ресурсы. Именно в этом водохозяйственном бассейне доля водозабора на нужды сельского хозяйства составляет 98%. На этом участке расположено более 60% орошаемых площадей Туркестанской и Кызылординской областей. На этих землях выращиваются наиболее влагоемкие сельхозкультуры такие, как рис и хлопчатник.

«В этой связи, с целью увеличения объемов северного Аральского моря, планируется реализация второй фазы проекта – регулирование русла реки Сырдарья и сохранение северной части Аральского моря», - сообщил он.

Помимо проблем с обмелением, наблюдается нарушение экологического состояния реки Сырдарья, которое можно отнести к 4-му классу.

«В большом количестве присутствуют такие загрязняющие вещества как нефтепродукты, фенолы, азотистые соединения, поступающие с транзитными стоками реки Сырдарьи. Кроме того, река на всем протяжении продолжает загрязняться пестицидами, которые используются в сельском хозяйстве. В целом, текущее состояние реки говорит о том, что основная работа проводится, однако требуется более современная система, направленная на снижение потребления воды, так как есть проблема фильтрации на многих каналах. При фильтрации через каналы уходит большое количество воды», - заключил эколог.

Таким образом, эксперты обозначили две корневые причины возникновения и обострения дефицита воды в Казахстане.

«Первая – это последствия изменения климата на состояние водных ресурсов. Вторая – это результат расточительного безответственного водопотребления. И если на изменение климата мы не в состоянии оказывать влияние, то регулирование водного баланса целиком в наших руках. Основной принцип баланса известен - расход воды не должен превышать приход», - отметила А. Скакова.

В каком состоянии управление водными ресурсами

Политика управления водными ресурсами страны должна выстраиваться, учитывая изменения климата и зависимости экономики от водных ресурсов. Однако, в своем недавнем запросе депутат Сената Парламента РК Ахылбек Куришбаев отметил, что то, что мы делаем называется не управление водными ресурсами, а управление спросом на воду.
«Как указывают международные эксперты, главной проблемой в Казахстане является несовершенство системы планирования и контроля водных ресурсов. То, что мы делаем, называется не управление водными ресурсами, а управление спросом на воду», - отметил Куришбаев.
По его мнению, государственный водный кадастр должен проводить РГП «Казгидромет», а не частные организации, как сейчас делается.

«Для этого необходим перевод мониторинга водного фонда на цифровой формат и технологии дистанционного зондирования. А у нас в большинстве водоемов отсутствуют даже гидрологические посты. Во-вторых, нужно обновить с учетом современных требований схему комплексного использования и охраны водных ресурсов Казахстана, что является основой стратегии и тактики рационального использования воды», - добавил депутат Сената Парламента.

Что говорить, если международные эксперты отмечают, что в Казахстане попросту отсутствуют данные по учету воды, которая используется для септиков в селах. Соответственно, сложно здесь говорить о точности подсчетов использования воды в стране.
По данным независимого эксперта по национальному водному праву и Интегрированного управления водными ресурсами (ИУВР) стран ЦА Игоря Петракова, последние данные учета водных объектов за 2021 год выглядят следующим образом:


По мнению А. Куришбаева, существует проблема со сбором и учетом достоверных данных. Без них сложно установить реальную себестоимость воды, чтобы определить соответствующие тарифы и использовать воду экономно.

«Необходимо определить реальную себестоимость воды для каждого водного бассейна. Без этого экономное использование водных ресурсов невозможно. То, что сегодня сделано РГП «Казводхоз» – единые на всю республику тарифы на поливную воду – это нонсенс, такой подход противоречит мировой практике», - подчеркнул он.

Коэффициент полезного действия оросительных систем в республике не превышает 0,45-0,55. Поэтому почти 50% поливной воды в них теряется.

«Только на 16% орошаемой пашни используются технологии капельного орошения и дождевальные установки. Иначе говоря, большая часть поливной воды у нас уходит в песок. Поэтому необходимо менять политику господдержки в орошаемом земледелии. Ее должны получать только те, кто внедряет водосберегающие технологии», - сказал А. Куришбаев.

По данным министра экологии геологии и природных ресурсов Сериккали Брекешева, площадь орошаемых земель страны будет доведена до 3 млн га до 2030.

Кроме того, по мнению экспертов, проблема со сбором достоверных данных ведет и к невозможности установить, где именно в Казахстане проблема и определить: куда больше направить силы, чтобы сократить потери воды, потому что неизвестно, где именно вода теряется (насколько масштабна может протечка в трубе) и каков здесь процент потери воды после полива и ухода ее в подземные воды.

С учетом глобального потепления, аридной территории страны, которая подвержена засушливости на 60%, засух будет больше. В таких условиях, по мнению экспертов, в стране должны быть готовы и внедрять рациональное водопользование в сферах сельского хозяйства. Ведь засухи ведут к падежу скота, недостаточности кормов, а это, в свою очередь, прямая угроза продовольственной безопасности страны.

Существует ли угроза дефицита питьевой воды в Казахстане?

По мнению эксперта по интегрированному управлению водными ресурсами Камшат Тусуповой, которая привлечена в группу по повышению институционального потенциала Казахстана в области управления водными ресурсами в рамках программы сотрудничества между МЭГПР и университетом Лунд (Швеция), воды на самом деле в РК хватает.

Вода считается по тому, сколько ее пробежало через гидрологический пост в кубических километрах. Исходя из данных таблицы 1, в год сток поверхностных вод составляет 100 км³. Если разделить это количество на население, то на каждую душу населения придется около 5500 м³.

«В Казахстане воды гораздо больше, чем мы думаем. Индекс стресса воды наступает тогда, когда в год на человека приходится 1700 м³ воды. В Казахстане – это 5500 м³. Она есть и это самое главное. По сравнению, например, с арабскими странами, мы в наиболее выгодном положении», - пояснила К. Тусупова.

Поэтому дефицита питьевой воды в Казахстане быть не может.

И здесь вопрос не в нехватке воды - воды достаточно на каждого человека. Проблема в доступе, который власти решат в течение двух последующих лет. Однако в Казахстане есть особенность - водные ресурсы распределены неравномерно по территории страны и по сезонам.

Здесь стоит сказать, что на сегодняшний день, по данным Министерства индустрии и инфраструктурного развития РК, питьевой водой охвачены не 100% населенных пунктов. Президент в Послании 2021 года поручил обеспечить 100% населения страны питьевой водой к 2025 году.

Физический и экономический индекс дефицита воды

Существуют такие понятия, как физический и экономический индекс дефицита воды. Физический нам не угрожает. Тогда речь идет о дефиците воды на нужды экономики - сельского хозяйства и промышленности, где, как было уже сказано выше, мы больше всего потребляем воды, 63% и 23% соответственно. А экономический индекс дефицита воды так или иначе касается каждого и зависит он, опять же, от правильного управления водными ресурсами.

По мнению эксперта по интегрированному управлению водными ресурсами Камшат Тусуповой, примеры грамотного управления есть даже в пустыне.

«Если брать Арабские Эмираты. В 2000 годах у них было очень мало воды, как физически, так и экономически. Вот где дефицит воды – это ощутимая реальность, даже не угроза. В 2030 году вы увидите карту ОАЭ и у них будет достаточно подземной воды. Почему? На первом этапе они опреснили большое количество воды и снабдили ею всех граждан, выстроили рациональное водопользование. Сейчас у них второй этап. Всю воду, которая опресняется, они могут захоронить. И вот тебе, пожалуйста. Там, где воды попросту не было – самый настоящий дефицит воды - к 2030-му году у них ее будет достаточно. Поэтому, я считаю, что понятие дефицит очень относительное. Смотря какие критерии вы ставите для определения дефицита. Исходя из критериев классической гидрологической науки, у нас нет дефицита воды и в ближайшем будущем не будет», - выразила свое мнение ученый.

Депутаты Мажилиса Парламента и Сената поднимают сейчас вопрос сохранения и управления водными ресурсами на высшем уровне. Текущий Кодекс воды, который был принят еще в 2003 году, то есть почти 20 лет назад, давно устарел. По мнению экологов, в него вносились изменения под влиянием различных групп и бизнес-компаний и на сегодня он не обеспечивает сохранение природного водного фонда и защиту экосистем, которые, как мы видим, очень уязвимы.

Кроме того, в кодексе нет никаких стимулов для сохранения и защиты воды и ее источников, статус воды не определен, а от нее зависит социально-экономическое благополучие и, в целом, жизненная среда страны. Такие нормы должны быть прописаны в законе.

Что нужно изменить в управлении водными ресурсами

По мнению Айжан Скаковой, первое, чем сейчас нужно заниматься – это устранять те причины управления водными ресурсами, которые уже названы.

«Предлагается предпринять ряд системных мер по совершенствованию управления: создать точный водный кадастр и систему мониторинга и учета, установить реальную себестоимость воды для каждого бассейна и реальный тариф для различных водопользователей, стимулировать водосбережение в орошаемом земледелии, выделять средства на ремонт и устранение износа водных сооружений, обеспечивающих население питьевой водой. Наконец, самый ключевой вопрос – это совершенствование органов управления водными ресурсами. Проще говоря, у воды должен быть ответственный хозяин», - отметила депутат А. Скакова.

Сегодня ответственность по водным вопросам делят шесть различных министерств, каждое по своим компетенциям.

«К примеру, подводят питьевую воду Министерство национальной экономики, выводят Министерство индустрии и инфраструктурного развития, следят за сектором АПК и оросительными каналами в Министерстве сельского хозяйства. При этом, эта ответственность разделена с местными исполнительными органами. Интеграция должна быть, но по сути, на деле ее нет», - сказала депутат.

Поэтому эксперты уже давно предлагают объединить и создать единое министерство по водным ресурсам в составе Правительства.

«Однако, только этого будет недостаточно, поэтому, по опыту зарубежных стран, предлагается одновременно создавать бассейновые управления в регионах со всеми необходимыми полномочиями. Вот такая новая система управления водными ресурсами необходима сегодня государству», - считает А. Скакова.

При этом, по ее словам, Правительство и государственные органы осознают необходимость новой стратегии управления водными ресурсами и уже разрабатывается ряд важных проектов и программ. И сейчас очень необходимо работать над сокращением потерь воды.

«Например, в сельском хозяйстве, где имеются наибольшие потери воды, необходимо 7,4 тыс. км оросительных сетей, а также увеличение площади земель с применением водосберегающих технологий таких, как капельное орошение, дождевание - до 420 тыс. га. Для этого министерствам сельского хозяйства, экологии, геологии и природных ресурсов совместно с акиматами областей нужно разработать региональные дорожные карты по внедрению водосберегающих технологий на орошаемых площадях до 2025 года, а также принять меры по модернизации существующих гидротехнических сооружений, колодцев и скважин на пастбищах», - отметила эколог.

Кроме того, предлагается разработать программу по сточным водам до 2025 года, включая меры для повторного использования сточных и коллекторно-дренажных вод.

«В сложившейся ситуации еще к одним непопулярным мерам относится установление тарифов на воду в сторону увеличения всем потребителям. Например, сегодня вода для фермера обходится слишком дешево. Когда будет установлена себестоимость воды, водопотребителю станет невыгодно транжирить ее, он начнет думать о менее влаголюбивых культурах и водосберегающих технологиях», - подчеркнула А. Скакова.

В целом, следует разработать и обновить нормы и лимиты на водопользование в условиях дефицита воды по всем бассейнам и секторам экономики, как основу для планирования экономических программ и проектов контроля водопользования.

Таким образом, новое законодательство в сфере воды должно предполагать современные подходы рационального водопотребления и быть готовыми к изменениям климата. Кроме того, по мнению экспертов, Казахстану следует уделить больше внимания водной дипломатии с соседними странами. Помимо этого, нужно провести работу по исключению и предупреждению коррупционных рисков в этой сфере. По данным Центра стратегических инициатив, за 2015-2019 годы было заведено 65 уголовных дел в сфере управления водными ресурсами. При этом, удалось посчитать ущерб только от 12, который составил 335,2 млн тенге. То есть коррупционные риски в этой сфере оцениваются, как очень высокие. Отсюда, надо полагать, и «снежный ком» нерешенных проблем за 20 лет.

Рабига Нурбай
Новости по теме

Лента новостей

Тенденции

Архив