+7 (701) 759 90 19
USD 425.85 EUR 499.78
RUB 5.82 CNY 65.87
Новости

Профессор Кайсар Табынов рассказал о разработке вакцин против COVID-19

30 Марта 2021 17:06
Поделиться:
Профессор Кайсар Табынов рассказал о разработке вакцин против COVID-19

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ – Казахстанские ученые готовятся к завершающему этапу испытаний разработанных ими двух вакцин против COVID-19. Если испытания завершатся удачно, это будет означать, что в Казахстане появится своя платформа разработки вакцин на основе нанотехнологий. МИА «Казинформ» предлагает читателям интервью с руководителем научной группы, разработавшей вакцины, директором Международного центра вакцинологии при Казахском национальном аграрном исследовательском университете Кайсаром Табыновым.

Новости по теме
За сутки коронавирус выявили у 61 жителя Атырауской области Второй компонент вакцины от коронавируса получили 827 тысяч алматинцев Более ста детей лечат от коронавируса в инфекционках Алматы

Кайсар Табынов – выпускник программы «Болашак». Участвует в нынешнем этапе конкурса «100 новых лиц Казахстана» в номинации «Наука и инновации».

– Прежде всего, поздравляю с регистрацией разработанных вами двух вакцин во Всемирной организации здравоохранения! Есть ли у этих вакцин конкретные авторы? Сколько ученых работало над ними?

– Научная группа, разработавшая вакцины, небольшая. В работе участвовали сотрудники Международного центра вакцинологии при Казахском национальном аграрном исследовательском университете, сотрудники Казахско-японского центра инноваций и Научно-исследовательского центра особо опасных болезней имени М. Айкымбаева. Всего 12-15 специалистов. Я руководитель. Ведущий научный сотрудник – мой младший брат Кайрат Табынов. Он тоже занимается наукой более 15 лет.

Директор Казахско-японского центра инноваций Нурлан Сандыбаев, старшие научные сотрудники Виталий Строчков и Вячеслав Белоусов. Большую помощь оказал Нургельды Торебеков из Центра имени М. Айкымбаева. Он офицер по общей биобезопасности. Во время работы с вирусом неотрывно контролировал процесс. Поскольку вирус особо опасный, нужно было исключить его распространение. Кроме того, Н. Торебеков – очень квалифицированный вирусолог. Можно отметить также заведующую лабораторией Динару Торегельдиеву. Я назвал только основных сотрудников.

– В чем различия между двумя вакцинами, в чем их отличия от других вакцин?

– Наша главная новость не в том, что две вакцины зарегистрированы в ВОЗ. Основная новость в том, что мы дошли до заключительного этапа предклинических исследований. То есть, если раньше мы испытывали вакцины на мышах и крысах, то теперь будем прививать обезьян.

Следует отметить, что в этом нам оказал полную поддержку Казахский национальный аграрный исследовательский университет. В целом, и финансовые вопросы решает эта организация. Нужно ведь покупать подопытных животных и реактивы.

Кроме того, мы недавно выиграли небольшой грант Министерства образования и науки. Хочу, прежде всего, сказать вот, что. Люди должны понять правильно – мы никогда не объявляли, что завтра начнем производство вакцины. Предлагаемые нами вакцины основаны на новых технологиях. Можно сказать, что этот совершенно новый метод создания вакцин.

Наша главная цель – подготовить платформы вакцины. Это нужно понять правильно. Вообще, подготовка платформы требует нескольких лет. Например, Институт Гамалеи затратил на подготовку своей платформы 20 лет. Благодаря этому они лидируют в гонке по созданию вакцины. Потому что у них была готова технология. Они изменили небольшой компонент и уже внедрили вакцину в производство. Мы тоже ставим такую цель – наладить собственную технологию и, если не в эту пандемию, то в следующую быть полностью готовыми.

– Что Вы называете платформой вакцины? Сможете разъяснить?

– Что называется платформой? Например, аденовирусная векторная платформа Института Гамалеи в течение 20 лет была испытана на основе различных других инфекций. То есть, эта платформа доказала, что она работает. Мы, в основном, первый прототип нашей вакцины подготовили в прошлом году. Но мы должны полноценно показать ее работоспособность на основе испытаний и экспериментов. Вы спрашиваете: на какой срок сохранится иммунитет? Сколько раз нужно прививать, один раз или два раза? Насколько стабильна вакцина? При какой температуре она должна храниться? Все это – платформа. Только, когда все это готово, можно будет говорить о внедрении в производство.

– Понятно. А в чем главные особенности этих двух вакцин?

– Можно сказать, что наш метод представляет собой совершенно новую технологию. Вакцина NARUVAX-C19/Nano вводится интраназально. Мы разработали эту вакцину на основе синтетического белка. Брали различные фрагменты внешней оболочки вируса и вводили этот белок полностью внутрь наночастиц. Добавляли различные вещества, повышающие иммунитет. Сейчас мы изучаем этот аспект. Рассматриваем в различных формуляциях. Никто не может сразу сказать, какая будет лучше. Мы рассмотрим результаты экспериментов и выберем одну из многих формуляций.

Таким образом, главная особенность вакцины NARUVAX-C19/Nano в том, что она, во-первых, вводится интраназально. Во-вторых, она изготовлена на основе белка, полученного синтетическим путем. В-третьих, в ее составе есть добавки, которые раньше не использовались. Если мы сможем доказать, что эта формуляция работает, то запатентуем общий состав. Поэтому я не могу сейчас рассказать обо всем.

Если говорить о второй вакцине, NARUVAX-C19, то есть компания Novavax. Эта компания завершила третью фазу испытаний своей вакцины и запустила ее в производство. Она также изготавливается на основе синтетического белка. В ее составе есть различные добавки. Кроме того, она вводится внутримышечно. Наша вторая вакцина очень похожа на нее. Отличие в добавках. В нашей свой адъювант, у них свой адъювант. Я говорил, что до сих пор мы прививали двумя вакцинами мышей и крыс. До сих пор мы получали хорошие результаты. В целом, эти вакцины показывают свою эффективность. Но наши данные все еще анализируются. Теперь мы намерены организовать следующий раунд исследований. Поскольку это вакцины для людей, мы должны многократно их испытать. Только в случае, если всегда будет получаться нужный результат, мы сможем с полным правом объявить об этом.

– То есть, в ближайшее время вакцины не пройдут клинические испытания и не будут запущены в производство?

– Нам сейчас не нужно спешить. На рынке предлагаются несколько вариантов вакцин. Как Вы знаете, Министерство здравоохранения объявило и о закупке вакцины из Китая. Уже есть вакцина «Спутник V». Но и мы не должны сидеть, сложа руки, мы должны проводить свои исследования и, если не к этой пандемии, то к следующей, быть готовыми. Наверное, Вы слышали, что зарегистрированы британская и южно-африканская мутации коронавируса. Наши центры это проверили и сразу внесли результаты в международную базу данных GISAID. Теперь мы делим эти мутировавшие вирусы. Что эта нам даст? Это даст нам возможность изучить, насколько эффективны вакцины, поступающие в Казахстан, используемые при коронавирусной инфекции лекарства, против данных мутаций, и дать конкретное заключение. Это тоже очень важная работа. Наше государство должно иметь возможность самостоятельно изучать эти вакцины. Мы ведем активную работу для этого. Мы участвуем в изучении эффективности не только вакцин, но и применяемых лекарственных средств. На сегодня мы уже проверили 4 отечественных лекарственных препарата. Если говорить о вакцине QazCovid-in, то я в НИИ проблем биологической безопасности проработал 15 лет. В то время мы разработали вакцины против птичьего и свиного гриппа, сформировали платформу. Поскольку технология ранее доказала свою работоспособность, сейчас эта вакцина проходит третью фазу, и близка к промышленному производству.

– С какими препятствиями вы сталкивались при разработке вакцин? Как преодолевали эти препятствия?

– В научной работе встречается много трудностей. Прежде всего, это вопрос финансирования. Затем мы испытывали затруднения с логистикой. Логистика – одна из трудностей для всей казахстанской науки. Потому что необходимые для исследований реактивы, то есть, химические, лекарственные вещества, даже просто какие-то нужные материалы производятся только за рубежом. А в США и странах Европы с этим очень легко. Поскольку они сами их производят, то и стоимость ниже.

Например, если ученые США заказывают какой-то материал, то получают его, самое большее, в течение недели. А мы, чтобы заказать любой материал, должны ждать 3-4 месяца. Кроме того, поскольку вначале у нас не было гранта, многие лекарственные вещества получали через государственные закупки. А с госзакупками свои сложности. Прежде всего, это долго. Во-вторых, неизвестно, что привезут. К тому же, вначале было очень мало информации. И все же, одним из преимуществ нашей группы было то, что мы тесно сотрудничали с зарубежными научными коллективами.

Один из них, наш партнер – ведущая биотехнологическая компания Австралии VAXINE. В свое время я проходил там стажировку, по программе «Болашак». Эта компания оказывает нам хорошую помощь. Многое делаем совместно. Они уже начали клинические испытания своей вакцины. Но мы обмениваемся информацией, советуемся, помогаем друг другу. Во-вторых, наш хороший партнер – Государственный университет в Огайо, США. За последние 5-6 лет мы опубликовали ряд совместных статей. Они также помогают в получении нановакцины. Кроме того, мы направили к ним одного нашего сотрудника на годичную стажировку. Стажировку полностью оплачивает американский университет. Благодаря такой коллаборации наши исследования хорошо продвигаются.

– Спасибо за беседу!


Подписывайтесь на наш канал:

Поделиться:

Автор:

Мейрамбек Байгарин

Новости по теме
Читайте также
Оставить комментарий
+7
Отправить
Сотрудники онлайн
Редактор
Сафаргалиева Малика
Сафаргалиева Малика
954-047

Архив