Открытое небо и Один пояс: как развиваются отношения Казахстана с Китаем

флаг РК И КНР
Фото: пресс-служба МИД РК

Сегодня в рамках «золотого тридцатилетия» сотрудничества Казахстан и КНР активно расширяют взаимодействие, что подтверждается запуском режима «открытое небо» и рядом совместных проектов. Области сотрудничества между двумя странами охватывают различные сферы, включая торговлю, нефтегазовый сектор, туризм, образование, стимулируемые безвизовым режимом и инициативой «Один пояс, один путь». Об этом в интервью корреспонденту Kazinform рассказал китаевед Адиль Каукенов, который также подчеркнул геополитическое соседство двух стран и назвал перспективные совместные проекты.

— Адиль Серикович, как известно, в этом году Казахстан и Китай запустили новое «золотое тридцатилетие» сотрудничества. Скажите, пожалуйста, как сегодня развиваются отношения между двумя странами?

— Казахстанско-китайские отношения сегодня на подъеме. Есть очень большое количество проектов, много договоров подписываются. Например, в частности, из самых свежих прорывов — это то, что запустился режим «открытое небо» между Казахстаном и Китаем. В Министерстве транспорта сообщили о том, что было достигнуто соглашение 5 степени свободы воздуха для казахстанских авиакомпаний в Китае, что открывает определенные возможности для казахстанских как пассажирских, так и грузоперевозок.

Помимо этого, мы сейчас видим большие масштабные проекты, безвизовый режим, инициатива «Один пояс, один путь», его развитие и так далее. Надо сказать, что практически по всем сферам, начиная с нефтегазового, заканчивая туризмом и образованием, идет масштабное развитие отношений.

Адиль Каукенов
Фото: из личного архива спикера

— Каковы сегодня основные направления торгового сотрудничества между двумя странами?

— Если, например, говорить о Казахстане, то мы покупаем из Китая очень широкую линейку товаров. Любой, я думаю, казахстанец в повседневной жизни сталкивается с огромным количеством китайских товаров. Если оглянуться вокруг, начиная с телефона, который даже если Iphone, то скорее всего был собран на фабриках в Китае, заканчивая одеждой, обувью, шнурками, фурнитурой для мебели, да и самой мебели, автомобилями, компьютерами. Скорее нужно спросить, что Казахстан не получает из Китая.

Казахстан же отправляет в Китай широкий ассортимент товаров, которые он сам производит. Прежде всего, конечно, это касается ресурсных составляющих, нефтегазового сектора. Китай — это крупнейший мировой потребитель практически всего. Так как это крупнейшая экономика, она нуждается во всем, и сама же выдает все. Казахстан, например, — один из мировых лидеров производителя урана. И есть очень серьёзное сотрудничество в этой сфере. Но сейчас особый интерес для Казахстана — это выход, и он уже выходит на рынки продовольствия в Китае. Поставляет, например, казахстанские макароны, вермишель, воду, мясо, рыбу, в перспективе и алкогольные напитки. Это все потенциально интересно для Китая. Китай снимает барьеры перед казахстанскими производителями. Например, казахстанская пшеница на китайском рынке — это уже устоявшийся продукт. В этом смысле есть устойчивая динамика. Надо понимать, что сотрудничество с Китаем идет по стандартам мировых рынков.

— Как Вы считаете, какую выгоду извлекает Казахстан из сотрудничества с КНР?

— Надо заметить, что Казахстан и Китай — это соседние страны. Географическое соседство, также то, что Китай является одной из крупнейших экономик мира, на сегодняшний день второй экономикой мира, дает огромные возможности для Казахстана. Наша страна, кстати говоря, в Центральной Азии, тоже является самым динамично развивающимся государством.

Такое партнерство, как в транспорте, логистике, так и во многих других сферах, позволяет получать прибыль. В частности, надо отметить, что казахстанские товары, которые он поставляет как в нефтегазовом секторе, так и в продовольствии Китаю, достаточно дорогие по себестоимости. Поэтому именно из Китая в Казахстан идет достаточно постоянный приток валюты, также большие инвестиции, технологические проекты. Китай на сегодняшний день является одним из мировых технологических гигантов после США. Поэтому, опираясь на такое сотрудничество с Китаем, Казахстану удается вот либо уже реализовывать, либо закладывать для реализации достаточно амбициозные проекты.

китай
Фото: Руслан Сулейменов/Kazinform

— Ранее Вы отметили о китайской инициативе «Один пояс, один путь». По-Вашему мнению, как этот масштабный проект влияет на политические и экономические отношения между странами?

— В целом, для Казахстана, который является транзитной страной, и позиционирует себя связующим мостом между Европой и Азией, инициатива «Один пояс, один путь» очень кстати, она очень удобна. Поэтому Казахстан с первых дней ее поддержал, потому что видит в этом свой прямой интерес. Надо заметить, что за время действия проектов «Одного пояса, одной пути» резко выросло движение контейнерных поездов в разы. Более того, это стало так активно развиваться, что сегодня Казахстан строит третью железнодорожную ветку. Их всего две сейчас из Казахстана в Китай: Достык и Хоргос.

Более того, сейчас Президент Касым-Жомарт Токаев активно подчеркивает важность Транскаспийского маршрута, который идет из Китая в Европу и соответственно обратно. Помимо этого, есть движение на юг, в частности, через железную дорогу, построенную Казахстаном, через Туркменистан, на Ближний Восток. Тем самым, реализовываются многочисленные проекты, которые, кстати говоря, носят такой Трансконтинентальный масштаб. Например, из китайского города Иу идут поезда до Великобритании, Германии. Все эти пути идут через Казахстан, в частности. В нашей стране даже появилась новая профессия — логист. В массовом масштабе открылось огромное количество логистических фирм, есть потребность в логистах со знанием китайского языка. Все потому, что Казахстан в этом движении товаров между Азией и Европой занял свою важную роль.

порт сиань
Фото: rail-news.kz

— Также недавно Мажилис принял законопроект, согласно которому в Китае откроется культурный центр Казахстана, аналогичный центр появится и в нашей стране. Для чего будут созданы такие центры и как они будут работать?

— На самом деле, их наличие давно было необходимо, потому что страны пограничны. Важный момент, который мы не учитываем или неправильно воспринимаем, заключается в том, что Китай — это страна, которая находится рядом, особенно от Алматы — в нескольких часах езды. Наш бизнес активно ориентируется на Китай, в частности, в образовательных проектах. Все видят, что в Китае развивается робототехника, вычислительная техника, полеты на Луну и Марс. Поэтому это вызывает большой интерес к китайскому образованию. Понятно, что в таких условиях обе страны хотят друг о друге знать больше. И в таком контексте культурные центры просто необходимы.

Всегда были попытки создать культурные центры, но это были частные инициативы. Им не хватало, как правило, какого-то размаха государственной поддержки, что приводило к тому, что культурный центр через какое-то время закрывался. Бизнесмен переставал его спонсировать и так далее. Ну и соответственно, когда на межгосударственном уровне заключается соглашение, и есть государственная поддержка, госпрограмма, такой культурный центр будет более устойчив. Однако насколько эти культурные центры будут успешны, пока неизвестно. Это будет зависеть от того, кто возглавит эти центры, как они будут дальше работать. Пока сделан только первый большой шаг.

Сейчас читают