Изменится ли Евразия после 15-летнего юбилея ШОС

None
None
АСТАНА. КАЗИНФОРМ - На прошлой неделе в Ташкенте отметили пятнадцатилетний юбилей Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Многие эксперты сходятся в том, что организация стала гарантом безопасности в регионе. Итогом саммита стала Ташкентская декларация. Шесть стран предложили принять конвенцию ООН по борьбе с терроризмом. По мнению их лидеров надо принять все меры к тому, чтобы в руках террористов не оказалось химического, бактериологического или атомного оружия.

Своей точкой зрения с газетой «АиФ Казахстан» поделился Константин Сыроежкин, известный казахстанский китаевед, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК. С экспертом беседовал журналист Юрий Киринициянов.

- Константин Львович, на прошлой неделе состоялась юбилейная встреча лидеров ШОС. Хочу начать разговор с одной детали, которую отметили российские телеканалы. Когда во дворец Ислама Каримова приехали высокие гости, Нурсултан Абишевич заговорщически приобнял Владимира Владимировича и они несколько минут о чём-то оживлённо говорили. Может быть, у Казахстана и России есть отдельные интересы в этой организации?
- Не думаю. Здесь никакого «сепаратизма» усматривать не стоит. У всех шести стран в этом смысле ровные деловые отношения. Просто у России с Казахстаном, пожалуй, самые близкие отношения. В интернете уже ходит шутка: Путин с Назарбаевым давно не виделись. Хотя все мы помним недавний визит российского лидера в казахстанскую столицу...

- Главное событие саммита - принятие меморандумов о вступлении в ШОС Индии и Пакистана, которое должно произойти в следующем году в Астане. Это событие со знаком минус или плюс? Мы принимаем в свою «компанию» две страны, которые находятся, мягко говоря, в непростых отношениях. Не приобретаем ли мы новую головную боль?
- Процесс вступления в ШОС двух государств, расположенных на полуострове Индостан, идёт долго и сложно. Ведь они должны соответствовать критериям уставных документов организации. Нельзя принимать в организацию страны, у которых остаются неурегулированные  отношения с соседями. А их за семь десятков лет накопилось столько - воз и маленькая тележка!
- В Гималаях пока  тишина, которая каждую минуту может взорваться. До сих пор нет мирного договора...
-Да. Пока Индия и Пакистан подписали соответствующие меморандумы. Но это как раз тот случай, о котором говорил Мао Цзэдун: «Любой договор - это всего лишь клочок бумаги». Посмотрим, хватит ли у наших соседей в Южной Азии политической воли, чтобы накануне  вступления в ШОС не омрачить событие военным конфликтом. В этом смысле с Ираном проблем меньше. Да, там были санкции ООН. Экономика понесла немалые потери. Но сейчас ситуация в стране стабилизируется. 
- До Ирана мы ещё дойдём...
-  У Пакистана и Индии накопилось немало обид и претензий друг к другу. И далеко не все политики в этих странах готовы их забыть. Кроме того, немало вопросов по поводу ядерного оружия в этих странах - его хранения и использования. За Индией и Пакистаном стоят разные силы. Если Индия традиционно ориентируется на Россию, то Пакистан - на США. Правда, в последние годы Штаты весьма технично пытаются вывести индусов из-под российского «зонтика». Не окажутся ли эти страны своеобразными «троянскими конями»? Я уж не говорю о том, что теперь сложнее будет приходить к консенсусу по самым разным вопросам. Но с геополитической точки зрения принятие двух крупных азиатских стран в региональное объединение - победа ШОСовской дипломатии. Подобный шаг значительно укрепляет ШОС, ведь в этом случае в организации будут государства, объединяющие треть населения планеты, располагающие значительными природными и финансовыми ресурсами. С этим фактором нельзя не считаться. И всё-таки я бы напомнил о позиции нашего президента, который отметил: «Главное, чтобы расширение не стало самоцелью». Президент Казахстана призвал коллег: организация не должна быть слишком бюрократической. И он прав. Нельзя, чтобы ШОС в результате всех этих реформ отложила решение важных региональных проблем, среди которых главная - региональная безопасность.  Если честно, и сегодня ШОС не слишком-то эффективная организация - чересчур неповоротливая.

- Например?
- Если не ошибаюсь, уже лет десять идут разговоры о банке ШОС. Эта структура должна была финансировать совместные проекты. О намерении продолжить переговоры в этом направлении опять говорили и в Ташкенте... Давно говорят о создании Энергетического клуба ШОС, но воз и ныне там. Ещё нужны примеры? На саммите ШОС в Екатеринбурге в 2009 году Китай объявил о  выделении 10 миллиардов долларов для того, чтобы  страны ШОС смогли преодолеть кризис. Но и сегодня остро стоит вопрос о создании механизма финансирования самых разных проектов ШОС. Китайские власти хотят максимально либеральных правил для торговли. Для них они сейчас важнее, чем идеологические доктрины. Вот почему на каждой встрече представители Поднебесной с исключительным упорством продвигают идею «зоны свободной торговли». Россия с тем же постоянством уклоняется от обсуждения этой якобы заманчивой идеи. И понятно почему: мы захлебнёмся в потоке уже отнюдь не дешёвых китайских товаров. Тогда на собственном производстве, и без того не слишком успешном, можно будет поставить жирный крест. Впрочем, как и на планах реиндустриализации в рамках ЕАЭС.
- Мы традиционно упрекаем эту организацию в том, что она не занимается экономикой. Но вот вам положительные примеры. Китайская инициатива, автобан Западный  Китай - Западная Европа, новые железные дороги.
- Всё это замечательно, но к ШОС не имеет никакого отношения. Все рабочие моменты решаются на двусторонней основе. Появление проекта «Экономический пояс Великого шёлкового пути» снизило интерес Китая к ШОС, хотя ни один высокопоставленный китайский чиновник не скажет вам этого. Официально Китай по-прежнему двумя руками за ШОС, но в экономике действуют другие правила. А вот в сфере безопасности организация по-прежнему играет важную роль. Да она, собственно, для этого и создавалась... 
- Как вы думаете, не насторожили наших соседей митинги, где взбудораженные граждане требовали запретить продажу земли иностранцам? Нетрудно представить: сегодня иностранный инвестор построил завод на арендованной земле, а завтра революционные массы её забрали под тем предлогом, что земля - понятие сакральное. Вы не прогнозируете снижения инвестиций в экономику страны?
- Насторожили, несомненно. Меня часто спрашивали сами китайцы: мы ведь в очередь за вашей землёй не стоим, на неё не претендуем. Откуда такой уровень агрессии? Замечу, к слову, что китайская пресса, которую я просматриваю регулярно, о митингах писала предельно сдержанно, без злорадства и негодования. Хотя антикитайский подтекст этих мероприятий был очевиден. Не думаю, что произойдёт резкое падение китайских инвестиций. Китайцы - люди весьма прагматичные. Просто они должны будут учитывать этот фактор.

-Скажем несколько слов об Иране. О том, что это следующий кандидат, сказал Владимир Путин. Но судя по лицам его коллег-президенто было ясно: это решение практически согласованное. Может быть теперь России, Казахстану и Ирану будет легче договариваться по каспийской проблеме?
- Не думаю. У нас хватает переговорных площадок и без ШОС. Иран - весомый политический «игрок» в нашем регионе. Это государство, с которым надо разговаривать и договариваться. И уже поэтому его принятие в ШОС усилит организацию. Повторюсь: это довольно мощная экономика, хоть и «подпорченная» западными санкциями. Наконец, это близкая нам по духу исламская страна. Но есть одна проблема. Не исключено, что у США, у наших европейских партнёров, возникнет подозрение, что в нашем регионе сколачивается антизападный блок под названием ШОС. А Казахстану портить отношения с Западом ни к чему. Напомню, что более половины всего товарооборота нашей страны приходится на ЕС. Товары Исламской Республики Иран не заменят станки и машины из Европы. И ещё один момент. Принятие Индии и Пакистана приведёт к тому, что в ШОС появится ещё один рабочий язык - английский. А после того, как Иран станет полноправным членом, надо будет все документы переводить ещё и на фарси. Сейчас рабочие языки организации - это китайский и русский. Но тут надо помнить, что каждое новое государство - это новые вызовы. И опять же, общие решения будут приниматься весьма и весьма непросто.

- В качестве государств-партнёров названы ещё три страны - Сирия, Египет и Израиль... 
- Мне кажется, что в этом предположении больше экзотики, чем реальной политики и экономики. В древности караваны по Великому шёлковому пути из Сианя наверное достигали Дамаска, Багдада и Каира. Заманчиво и сегодня пристегнуть Ближний Восток к нашей колеснице. Но что из этого получится - сказать трудно. К тому же звание «страна-партнёр» ни к чему не обязывает. Турция получила этот статус. Ну и что? Её представитель даже не приехал в Ташкент - в свете последних событий.
- В таком случае, ответьте откровенно: а есть ли какие-то политические прорывы?
- Их никто и не ждал. Китайцы привычно говорили о борьбе с «тремя злами». Это терроризм, религиозный экстремизм и сепаратизм. О «двух колёсах» для ШОС, то есть экономике и безопасности. Члены остальных делегаций им прилежно внимали. Поулыбались и разъехались. Путин  - в Пекин, Назарбаев, говорят, собирается в Токио. Пресловутая «двусторонка» рулит. Понимаете, политика - это не арифметика и тут не всегда всё решает простое сложение сил. «Шестёрка», «девятка» -  это не принципиально. Главное, чтобы дело делалось...

Сейчас читают