Безработные мамы: как хрупкие женщины решают вопросы государства

Безработные мамы
Фото: Адлет Беремкулов/Kazinform

Согласно данным Бюро национальной статистики за третий квартал 2023 года, уровень безработицы среди женщин составил 5,2%, в то время как среди мужчин этот показатель ниже почти на 1%, то есть составляет 4,3%. Эти цифры подтверждаются словами самих женщин, которые не могут найти работу. Они рассказывают, что работодатели не хотят их трудоустраивать, так как считают, что ребенок будет болеть, и не с кем оставлять. Детей нужно отвозить на осмотры к врачам, а работодатели не любят, когда сотрудники отпрашиваются. На одно пособие жить сложно. Поэтому многие женщины, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации, ищут работу с гибким графиком. Пока душу и состояние женщины понимает только женщина. Корреспондент агентства Kazinform расскажет, как социальные предприниматели решают вопросы государства и трудоустраивают женщин, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

Уровень безработицы среди женщин составляет 5,2%

данные Бюро национальной статистики
Фото: данные Бюро национальной статистики

По данным Минтруда, всего в течение 2023 года зарегистрировано в качестве безработных 355,3 тысяч женщин. На конец декабря официально в органах занятости на учете состоят 88,5 тысяч женщин в качестве безработных.

Выяснилось, что 20419 женщин уволились в связи с ликвидацией организации или сокращением штата, 45004 женщин – по собственному желанию, из-за ведения домашнего хозяйства вынуждены были оставить работу 33701 женщина, 9738 женщин не смогли найти работу после окончания вуза, у 52 781 женщины нет возможности найти работу, по семейным или личным обстоятельствам не работают 50 120 человек. 

Женщина – не самый удобный и перспективный сотрудник для работодателя. Отдельной категории женщин приходится вдвойне сложнее из-за социального статуса. Не все предприниматели готовы брать на себя ответственность и предоставлять рабочие места многодетным мамам, матерям-одиночкам и женщинам, воспитывающим особенных детей и с инвалидностью. Они вынуждены отпрашиваться, а больничные, без содержания по семейным обстоятельствам вовсе раздражают работодателей.

Мама особенного ребенка: Работодатель не хотел иметь такого сотрудника как я

– Я мама-одиночка, которая воспитывает ребенка с особенностями развития. Работала в иностранной фирме. Но к моей проблеме отнеслись очень равнодушно. Мне пришлось уволиться из-за некоторых проблем. На меня давили, постоянно критиковали, что вдруг стала плохим работником. А у меня на тот момент был маленький ребенок. Я вышла из декрета через год, чтобы заработать деньги на лечение ребенка. Такие дети очень плохо спят. Я приходила на работу не выспавшаяся, но выполняла свои обязанности, не опаздывала. Вроде бы все делала по накатанной, так как занималась этим 8 лет. Но почему-то они не хотели иметь такого работника как я. Денег на лечение не хватает, потому что бесплатного лечения очень мало. Либо надо ждать, когда придет очередь, а с такими детьми надо заниматься непрерывно. У меня два высших образования, владею английским, немецким языками, но, когда прихожу на собеседование, всегда найдут до чего докопаться. Мне 42 года. Может быть, возраст и мой уставший вид отталкивает работодателей. Сейчас понемногу занимаюсь переводами, репетиторством, но оплата маленькая и заказов не так много. Учитывая мою ситуацию, было бы хорошо найти работу на удаленке, – поделилась Айнур (имя изменено по просьбе героини материала).

Женщины, которые воспитывают ребенка с инвалидностью, получают 69 885 тенге. А многодетным семьям выплачивается государственное пособие, исходя от количества детей в семье. Для семей с четырьмя детьми – 16,03 МРП или 59 183 тенге, для семей с пятью детьми - 20,04 МРП или 73 988 тенге, семьи с 6 детьми – 24,05 МРП или 88 793 тенге, с 7 детьми – 28,06 МРП или 103 595 тенге, с 8 и более детей – по 4 МРП на каждого ребенка, то есть 14 768 тенге на каждого ребенка или 118 144 тенге на всех восьмерых детей.

«Не все предприниматели готовы идти на встречу»

По словам социального предпринимателя, президента Ассоциации социальных инноваторов Эмина Аскерова, ситуация на самом деле плачевная. Большинство женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, до сих пор в поисках работы. Если мама воспитывает ребенка с инвалидностью, зачастую она привязана к нему и не может устроиться на работу на полный рабочий день. Для этой категории женщин необходимо создавать отдельные условия работы, однако не все предприниматели готовы идти на встречу. При этом, по мнению эксперта, государством предпринимается попытка решить вопросы с занятостью, однако в целом ситуация не разрешена.

Эмин Аскеров
Фото: Виктор Федюнин/Kazinform

Нежелание предпринимателей брать на работу женщин из вышеуказанной категории подтвердили и эксперты национальной палаты предпринимателей.

– У каждого предприятия своя специфика работы, где-то осуществляется непрерывное производство, посменная работа, то есть производственный процесс не позволяет выстроить гибкий рабочий график. В свою очередь, женщина вынуждена отвлекаться от трудовых обязанностей для выполнения своих семейных обязанностей. В связи с чем, работодателю приходится искать варианты по замещению работника или возложению обязанностей на другого работника, что приводит к дополнительным финансовым затратам, снижению производительности труда, – считают в национальной палате предпринимателей «Атамекен».

Женщины и девочки в Северной и Центральной Азии, как и в других развивающихся странах, признаются уязвимыми. Из доклада Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана (United Nations ESCAP) следует, что данная гендерная группа в субрегионе характеризуется более низкой оплатой труда и недостаточной представленностью в парламентах и руководстве компаний, невзирая на высокий уровень участия в экономической деятельности и образования.

– Нормы общественной морали, отводящие женщинам определенные роли в семье, например, вступление в брак в раннем возрасте, не позволяют им уделять больше времени и сил своему карьерному росту, что уменьшает их экономическую независимость от мужчин, тем самым делая таких женщин более уязвимыми к лишению возможностей… По сравнению с мужчинами ситуация с безработицей среди женщин намного серьезнее: женщины в Армении, Азербайджане, Казахстане и Кыргызстане на 40 процентов чаще становятся безработными, чем их коллеги-мужчины, – говорится в докладе на тему «Неравенство в эпоху Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года: Северная и Центральная Азия».

Из доклада Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана
Фото: Из доклада Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана

Поэтому не стоит забывать о том, что нежелание трудоустраивать женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, считается нарушением их прав.

– Почему бизнес не берет на работу маму-одиночку? Любой предприниматель старается иметь штат, который работает бесперебойно. Женщина в трудной жизненной ситуации – это частые больничные, оплата больничных. Большинство компаний просто не оплачивают больничные. Значит, есть риск и для ребенка. В таком случае мама старается не брать больничные. Но что происходит? Как мама сама сталкивалась с ситуацией, когда заболевшего ребенка отводят в детский сад. В детском саду дети заражают друг друга и начинается эпидемия… Никто не хочет брать на работу маму-одиночку. Как юрист считаю, что это незаконно. У нас все равны перед законом: мама-одиночка или многодетная мама. Нужно трудоустраивать. К сожалению, в Казахстане сложились такие условия, что никто не хочет вникать в проблему другого. Это очень плохо. У нас стало очень много равнодушных людей. То есть, лишь бы свои проблемы решить, а что творится у других, неважно. Как общество, мы, конечно, проигрываем. Категорию социально уязвимых женщин обязательно надо трудоустраивать. Чтобы решить эту проблему, должна быть оказана государственная поддержка этим женщинам, – считает юрист Айнура Кайдарова.

В свою очередь, члены объединения родителей особенных детей отметили следующую потребность для улучшения своего социального положения:

  1. Обучение для начала своего дела.
  2. Менторское сопровождение.
  3. Механизм сбыта продукции мам особенных детей и многодетных матерей.
  4. Поддержка в уходе за детьми, помощь в уходе за детьми, включая организацию детских садов или предоставление льгот на детское образование может быть критически важной для матерей, которым нужно совмещать работу и уход за детьми.
  5. Обучение и профессиональное развитие для трудоустройства.
  6. Финансовая поддержка: предоставление финансовой помощи или льготных условий кредитования может быть полезным для улучшения финансового положения этих женщин.
  7. Юридическая помощь: предоставление консультаций и юридической помощи по вопросам, связанным с трудовым законодательством, правами на уход за детьми и другими социальными гарантиями.

Лучиком надежды для таких женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, стали такие же женщины-предпринимательницы, которые всерьез занялись их вопросами, начиная от обучения специальным навыкам, психологической и юридической консультации, вплоть до вовлечения их детей в общественную жизнь и обеспечение мерами занятости. Таких примеров в Казахстане немало. Эти предпринимательницы открыли небольшое дело, трудоустроили многодетных мам, матерей-одиночек и, воспитывающих особенных детей. Хрупкие женщины решают большую проблему государства и на собственном примере доказывают, что, несмотря на жизненные обстоятельства, женщина может быть привлекательной для бизнес-сообщества.

Социальный проект «Мария» и семейно-дворовой клуб «Замандас», Астана 

Ляззат Алшинова – социальный предприниматель. На протяжении многих лет она оказывает помощь и поддержку семьям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации.

Ляззат Алшинова
Фото: Адлет Беремкулов/Kazinform

13 лет назад в Астане открылся первый семейно-дворовой клуб «Замандас». Ляззат Алшинова предоставила возможность детям из социально уязвимых семей бесплатно получить дополнительное образование и навыки. По сей день они бесплатно посещают технические, творческие, спортивные секции. Помимо обучения, здесь они находят новых друзей, расширяют круг общения. Постепенно предпринимательница начала вовлекать в процесс всю семью. Так появился клуб «Счастливая семья», где родители, которые приводят детей в «Замандас», получают консультацию у специалистов психологической службы. Позже зародился социальный проект «Мария», направленный на обучение и трудоустройство многодетных матерей, матерей-одиночек, женщин, воспитывающих детей с особыми потребностями и с инвалидностью. 

– Так сложилось, что мужчины в нашей стране отстранены от воспитания детей. Поэтому клуб «Замандас» посещают женщины с детьми. Женщины часто говорили о том, что сидят дома, воспитывают ребенка с инвалидностью, у кого-то пятеро детей. Слышала истории, что многие из них потеряли квалификацию, хотели бы научиться ремеслу, могут работать только 4 часа в день. Они нуждались в работе с гибким графиком, однако многие предприниматели отказывали им, узнав, что это многодетная мама или воспитывающая особенного ребенка. По жизни руководствуюсь принципом, что женщину понимает только женщина. Женщины должны поддерживать друг друга. В этом наша сила. Подумала: что могу сделать для этих мам? Решила открыть швейный цех, научить их шить и предоставить работу. Возможно, кто-то будет шить для своей семьи, кто-то работать из дома, кто-то освоит новую профессию. Почему называется социальная мастерская? Задача, которую я стараюсь решить – поддержка социально–уязвимого населения, – поделилась Ляззат Алшинова.

Социальный проект
Фото: Адлет Беремкулов/Kazinform

Около 200 женщин обучились швейному делу

Социальный предприниматель призналась, что сложно реализовать проект без поддержки. Как выпускница американских программ она подала заявку, выиграла грант от Посольства США, закупила оборудование и начала создавать мастерскую.

В мастерской «Мария» все сделано руками женщин, начиная от журнального столика, покрывало для дивана до картин, ставших красивым аксессуаром цеха. У входа висит портрет мамы Ляззат Алшиновой. В честь нее предпринимательница назвала мастерскую «Мария».

– Образ моей мамы Марии – собирательный образ стойкой, трудолюбивой женщины, которая, сидя дома, создавала уют, шила, – поделилась социальный предприниматель.

Женщины шьют разные изделия: сувениры в национальном колорите, войлочные изделия, вязаные сумки, театральные костюмы для детей, курак корпе и др. За время существования проекта предприниматель обучила швейному делу около 200 женщин, на текущий момент в цехе работают 7 женщин.

– На первом этапе обучение прошли женщины не из этой профессии: бухгалтера, учителя, строители, домохозяйки. Обучили 50 человек. Не смогла обеспечить всех работой, так как у меня не было возможности. Но сказала, что они могут шить дома, открыть ателье, желающие могут прийти в мастерскую. Многие из тех, кто обучились на первом этапе, позже открыли свое дело. В мастерской прошла обучение женщина, которая воспитывает ребенка с инвалидностью. Она открыла на дому свой цех. Все соседи к ней ходят. Она рассказывала, что бесплатно обучилась у нас всему и зарабатывает на этом, в то время как ее знакомые ничему не научились, посещая платные курсы, – рассказала Ляззат Алшинова.

Социальный проект
Фото: Адлет Беремкулов/Kazinform

По ее словам, поддержкой со стороны государства стало партнерство с центром занятости населения. Часть заработной платы в размере 110 тысячи тенге они получают оттуда, в мастерской получают проценты от продаж. Все зависит от количества заказов. В среднем женщины могут заработать в цехе от 60 до 90 тысяч тенге. То есть, около 200 тысяч тенге в месяц, учитывая гибкий график работы.

– Это не прибыльная сфера, много заработать не могут. Однако это трудоемкая работа, которая, к сожалению, высоко не оценивается. Мы не можем завышать стоимость товара, так как закуп материала, итак, выходит дорого, а в стоимости изделия уже должна сидеть зарплата женщин. Я настаиваю на том, что мы должны развиваться, потому что развитие легкой промышленности начинается с таких предприятий. Если брать саму отрасль легкой промышленности в Казахстане, она в тяжелейшем состоянии. Ее практически у нас нет. Рядом Китай, Россия, Беларусь – страны, где цены дешевле на ткани, к тому же они сами все производят. Начиная от ниток, иголок, у нас все привозное. Поэтому все, кто находится в этой сфере, испытывают трудности и с поставкой материалов, продукция тоже дорожает, естественно конкурировать на рынке все сложнее. Что для этого надо? Необходимы субсидии от государства, поддержка для предпринимателей, чтобы поднять легкую промышленность, – поделилась Ляззат Алшинова.

Социальный проект
Фото: Адлет Беремкулов/Kazinform

Социальный предприниматель считает, что помимо материальной помощи, необходимо поддерживать женщин в духовном развитии.

– Женщина должна развиваться, расти. Поэтому рассказываю им успешные истории других женщин, провожу тренинги, встречи с целью оказания им поддержки. Социальный предприниматель должен заниматься не просто зарабатыванием денег. Эти люди хотят решить проблемы социума. В руках государства это хороший рычаг взаимодействия с населением, чтобы обеспечить работой людей из категории СУСН, – отметила Ляззат Алшинова.

Предприниматель подчеркнула, что многие женщины обрели уверенность после участия в проекте. Кто-то много лет сидел дома, а теперь появилось сообщество единомышленников.

Одна из ее сотрудниц участвует в проекте с марта прошлого года. По профессии – учитель казахского языка.

– Поздно вышла замуж, а потом 10 лет сидела дома и занималась воспитанием детей. Родители хотели, чтобы я вернулась в школу. Шитье не воспринимали всерьез. Однако я увлекалась этим. Сначала прошла трехмесячное бесплатное обучение от государства. Мои дети посещали клуб «Замандас». Там я услышала о проекте «Мария». Прошла обучение и осталась работать в мастерской. Плюсов очень много. Здесь гибкий график работы. На госслужбе ты привязана к графику от 9 утра до 18:00 вечера. Здесь я многому обучилась. Мы шили театральную одежду детям, уже шью футболки, брюки мужу. Они уже начинают ценить твой труд, – поделилась сотрудница швейного цеха.

Социальный проект
Фото: Адлет Беремкулов/Kazinform

Социальная парикмахерская «Кларенция Ман», Алматы

Куляра Маненова – руководитель общественного фонда «Социальный навигатор». В сети известна как Кларенция Ман. Юрист-психолог с многолетним стажем помогала женщинам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, лицам из социально-уязвимых слоев населения решать вопросы, связанные с проблемными кредитами, ипотечными кредитами, алиментами.

– В ходе консультаций выяснила, что я им помогаю юридически, оказываю психологическую поддержку, а дальше они предоставлены сами себе. Знаю многих женщин, которые вышли замуж, через год-полтора вышли в декрет. Затем родили сразу нескольких детей, были вынуждены сидеть дома, утеряли профессиональные квалификации, началась депрессия. Так мы видим морально уничтоженную женщину. Мы начали поддерживать этот сегмент. Во время первого карантина в 2020 году написала письмо министру труда и попросила разрешение пройти весь путь весь путь от безработной до финансово независимой личности. Министр поддержал мою идею. Я зарегистрировалась на бирже труда в качестве безработной, подала заявку, чтобы пройти бесплатные курсы парикмахера-стилиста, получила грант. Я хотела пройти весь этот путь и доказать мамочкам, что это несложно. Однако столкнулась с тем, что нужно не просто показывать, но и вовлекать в процесс. Чем больше помогаешь, тем больше люди просят. Я решила объединить всех мамочек, открыла парикмахерскую, где сначала обучала их профессиональным навыкам, – поделилась Куляра Маненова.

Фото: Kazinform

Идея открыть парикмахерскую возникла не просто так. Социальный предприниматель вспоминает, что во время карантина людям негде было подстричься, так как действовали ограничения. Она решила обучать женщин стрижке на дому. На первом этапе обучение прошли 48 человек, 36 женщин и 12 мальчиков. Все эти 12 мальчиков – дети из многодетных семей. На первом этапе обучались только многодетные мамы. Из 36 женщин в первой парикмахерской работают 8, некоторые решили открыть свое дело, кто-то работает из дома.

– Свое дело открыли 6 женщин. Многие ушли в никуда. Это те, кто сидит в декрете или обучался для себя. У нас обучение прошла мама семерых детей. Она сразу предупредила, что не будет работать, а будет стричь своих детей и родственников. Таких женщин много. Некоторые предупредили, что будут обучаться для себя. Плюсов и минусов хватает. Минус в том, что, когда два месяца обучаешь мастеров, эти люди уходят в никуда. Это самое обидное. Хочется, чтобы она начала работать. Совместно с Ауэзовским акиматом набрали мамочек, два месяца обучали только практике, теорию они изучали самостоятельно дома. Каждый день я хожу с укладкой, маникюром, макияжем – это труд моих учеников. Они на мне экспериментируют, делают дипломные работы. Однажды даже сожгли волосы, но ничего страшного. Главное – они учатся. Когда открывала парикмахерскую, помощь оказал спонсор. Затем выиграла грант от государства в размере 400 МРП и закупила на эти средства оборудования. На недостающие приборы деньги выделил депутат. Так получилось, что из своего кармана ничего не потратила. Поэтому решила бесплатно обучать женщин этому делу, – отметила Куляра Маненова.

Фото: Куляра Маненова

Каждую среду здесь бесплатно стригут лиц с инвалидностью и особыми потребностями. Пенсионерам и многодетным мамам делают 50% скидку.

– Но есть же и обычные люди, которые приходят к нам в мастерскую. Тогда мы начали выставлять прайс. Так, наши обучающиеся мастера потихоньку переходили в ранг мастеров. К ним приезжают стричься со всего города. Они уже ставят свою планку. Мы перешли на другой уровень – зарабатывание денег. В связи с тем, что мы социальный проект, нам выдают субсидированные рабочие места. Эти мастера, имея заработную плату и проценты от выручки, хорошо держатся за место, – рассказала предприниматель.

То есть, часть заработной платы, около 80-100 тысяч тенге субсидирует Центр занятости населения Алматы, с процентами от выручки в парикмахерской они получают в среднем около 200 тысяч тенге в месяц. Так как Куляра Маненова является руководителем благотворительного общественного фонда, в первую очередь, помощь оказывается сотрудникам парикмахерской: это и бесплатные продуктовые корзины, мясо, и другие товары.

- Почему я выбрала эту нишу? Во время стрижки женщины раскрываются, рассказывают свои истории. Кто-то в кредит залез, у кого-то дом хотят отобрать. У таких женщин депрессивное мышление. Когда они приходят к нам в салон, я предлагаю им попить чай, девочки делают им массаж, маникюр, прическу. После этих процедур они преображаются, рассказывают о своей проблеме. Я консультирую, как решить вопрос и куда обращаться. Так, мы вытаскиваем человека из депрессивного колодца. В этом заключается главная идея нашего проекта, - поделилась Куляра Маненова.

Фото: Куляра Маненова

Работая с такими женщинами, социальный предприниматель постепенно изменила тактику общения и оказания помощи.

- В первое время, когда только запускала проект, была добрее. Если приходит многодетная мама, мама-одиночка, я жалостливо относилась к ней. Сейчас начала жестче относиться к ним. Чем больше помогаешь, тем больше человек ноет. Я начала применять другую тактику: хочешь хорошо жить, действуй. Недавно к нам пришла молодая девушка. Она родила ребенка, а молодой человек ее бросил. Малышку определили в садик. Мы пытаемся эту девушку трудоустроить. Чем больше я ей предлагаю, тем больше она думает. В первом салоне работала девушка по имени Зарина, которая воспитывает 4 детей, один из них – уникальный ребенок. Мы изменили ее внешний вид, она начала по-другому смотреть на себя. Мы начали с ней разговаривать, обучили. Два года она проработала у меня. А сейчас открыла свой салон. Поэтому хотим помочь женщинам обрести в себе уверенность, - добавила предприниматель.

Социальный предприниматель в скором времени откроет вторую точку - салон красоты «Кларенция Ман», где работают мамы, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации. Руководить салоном красоты будет женщина с инвалидностью Сабиля Алпысбаева. Здесь будет оказываться полный спектр услуг: стрижка, маникюр, педикюр, шугаринг, массаж и другие косметические процедуры.

Недавно сюда устроилась на работу многодетная мама София Гилева. Она будет работать мастером маникюра.

– После окончания колледжа обучилась на мастера маникюра. Год проработала, а потом вышла в декрет. Родила одного ребенка за другим. Сейчас воспитываем пятерых детей, практически все время сидела дома. Знакомые предложили мне прийти сюда. Нельзя стоять на месте. Даже, если что-то не получилось, упал, отряхнулся, встал и пошел дальше. Мы показываем пример своим детям. Они смотрят на нас, начинают развиваться, к чему-то стремиться. Если все время сидишь на одном месте, тебя преодолеет депрессия. Несчастливая мама – несчастливые дети. Поэтому не нужно бояться, - считает она.

Фото: Kazinform

Как мама в декретном отпуске запустила собственное производство игрушек для развития речи

Есть успешные кейсы, когда мамы, находясь в декретном отпуске, запускают собственное дело и развиваются в выбранном направлении. Один из таких ярких примеров – Гульмира Пармышева с проектом «Global Kishkentai». 

Гульмира Пармышева
Фото: Гульмира Пармышева

– Чуть больше четырех лет назад моему сыну поставили диагноз. У него были проблемы с речью, развитием, мало, кто верил в его будущее. Мы много занимались дома, обучалась, создавала из-под ручных средств разные игровые тренажеры, которые помогают в запуске речи. В определенный момент игрушками начали интересоваться другие мамы. Мне захотелось создать экспертный многофункциональный продукт и помочь мамам особенных детей заниматься с ними самостоятельно в домашних условиях. Именно так появились уникальные наборы, помогающие развивать речевое дыхание, мелкую маторику, зрительное восприятие детей. Первые игрушки создавала на кухне однокомнатной квартиры. Мне помогала мама в шитье изделий. Поняла, что дыхательная гимнастика, артикуляционная гимнастика, правильные сенсорные навыки помогают ребенку видеть результаты. Если изначально была идея помогать себе, родителям, то постепенно наши игрушки начали покупать коррекционные центры, логопеды, дефектологи, – рассказала Гульмира Пармышева.

Так, в Алматы открылась инклюзивная мастерская, где создаются развивающие эко-игрушки для детей, пособия для коррекционных педагогов.

- Я очень обрадовалась, когда из маленькой кухни перебралась в эти 17 квадратных метров. Мы начали тестировать продукцию не на картонке, а на дереве. За это время мы смогли помочь свыше 15 тысячам детям в запуске и развитии речи. Большинство из них уже посещают школу. В нашей инклюзивной мастерской работают люди с особыми потребностями. В первые месяцы было сложно, требовалось время на адаптацию. Однако хочу отметить, что это крутые инвестиции в развитие проекта, что я и советую делать классическому бизнесу. То есть, не бывает текучести кадров. Они видят процесс и растут в проекте. Я настолько все воспитала в себе, что уже не считаю их особенными. Для меня все сотрудники одинаковые. При этом, не забываю про их диагноз и не ущемляю их права: сколько зарабатывают, столько и получают, - отметила Гульмира Пармышева.

Гульмира Пармышева
Фото: Гульмира Пармышева

Как и любой предприниматель Гульмира столкнулась с трудностями при запуске проекта. Два раза она хотела закрыть свое дело.

– Когда погружаешься в операционку, начинаешь выгорать. В первый раз мне помогла команда. Один из наших сотрудников передвигался на коляске, потом ходил на костылях, спустя время самостоятельно начал ходить. Посмотрев на него, я подумала: я не имею право закрывать проект. Во второй раз мне помог супруг. Он сказал, что нельзя бросать то, чем ты любишь заниматься. Это то же самое, что и отказаться от ребенка. Маркетинговый фейл, который допустила – то, что позиционировала свою продукцию как игрушки, которые лечат. Но кто хочет заострять внимание на болезни ребенка? Я не учла тот момент, что мама может психологически не принимать диагноз своего ребенка и она целенаправленно не будет приобретать товар. Я думала, что решила задачу, привлекла инвестиции, создала полезный продукт. Но я не спросила, насколько им это нужно и в каком соусе надо преподнести. Поэтому сделала 10 шагов назад, чтобы сделать один шаг вперед. В начале запуска проекта продажи были низкие. Тогда поняла, что родители осознанно обходят меня стороной, даже, если понимают, что это игрушки для особенных детей. Они покупают игрушки для нормотипичных детей, потому что не принимают диагноз ребенка. Осознанных родителей очень мало. Однако, после правильной упаковки продукта, продажи пошли, наши игрушки стали больше приобретать. Я увидела, что социальное воздействие стало работать и мы получили результат. Нередко замечаешь, как классический бизнесмен называет тебя низкомаржинальным, высокорискованным, «романтиком», «сказочником». В тебя не поверят, пока не приведешь в свой цех человека и не покажешь продукт. Социальное предпринимательство – это не про жалость и не про иждивенчество, – считает Гульмира Пармышева.

Женщинам, которые не уверены в своих возможностях или в своем проекте, предпринимательница советует не опускать руки, начинать что-то делать и не ждать идеального момента.

– Я долго тестировала продукт. То, что можно сделать за 9 месяцев, растянула на два года. Думала, вот-вот будет идеально и начну запускать. Идеально не бывает в бизнесе, потому что всегда появляются новые требования. Не стоит забывать о том, что перфекционизм убивает бизнес. Сейчас во время тренингов говорю, что, если проект готов на 30%, запускайте, двигайтесь вперед, продавайте. За первый продукт должно быть стыдно: ), – добавила Гульмира Пармышева.

Производство многоразовых тканевых прокладок и подгузников «EcoSan», Алматы

Экоактивистка, социальный предприниматель Сания Аринова два года назад запустила проект по производству многоразовых средств гигиены для женщин и детей. С целью расширения производства предприниматель переезжает в новый большой цех. Пока сотрудницы цеха заняты переездом, мы поговорили с основательницей бренда EcoSan в одном из магазинов, где реализуются ее товары.

Сания Аринова
Фото: Александр Павский/Kazinform

– Я сама пользуюсь многоразовыми прокладками уже больше пяти лет. Мне приходилось заказывать из России, Китая. При этом, качество не нравилось, да и цена неприемлемая. Поняла, что можно попробовать сделать самой. Сделала первую партию. Методом проб и ошибок пришли к отработанной системе. Есть несколько составляющих. Во-первых, это экономично. Во-вторых, более экологично. К тому же, это более гуманно по отношению к здоровью женщин и детей. Даже нейропсихологи говорят о том, что развитию детей мешают гаджеты и ношение подгузников. Если говорить про социальную составляющую, мы входим в реестр социальных предпринимателей по второй категории - производство продуктов и товаров для СУСН руками СУСН. У нас не только работают женщины, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации, но и продукция производится для этой категории женщин, – поделилась Сания Аринова.

Фото: Александр Павский/Kazinform

В цехе работают многодетные мамы, мамы-одиночки, женщины предпенсионного возраста. На текущий момент в работе задействованы от 2 до 5 женщин. По словам предпринимательницы, все зависит от объема работы. Кто-то из мамочек берет сырье и отшивает дома, кто-то непосредственно работает в цехе. Сания старается подстраиваться под расписание мамочек, так как кому-то надо отвезти ребенка в школу, кому-то наоборот забрать из школы. Поэтому часть сотрудниц выходит на работу до обеда, а часть – после обеда.

– Это несложный в шитье продукт. Мы шьем по принципу массового продукта. Швеи зарабатывают 200-250 тысяч в среднем. Я стараюсь ориентироваться на эту среднюю ставку, и даже ставить заработную плату чуть выше средней. Все зависит от того, сколько в день шьем, сколько продаем. При полной загруженности выходит хорошая сумма. Сейчас мы переезжаем в другой цех с двумя просторными комнатами. Я закупила профессиональное оборудование. Соответственно будем брать объем работы побольше. Условия труда тоже улучшатся, – отметила Сания Аринова.

Фото: Александр Павский/Kazinform

Как отмечают эксперты НПП «Атамекен», социальные предприятия играют важную роль в поддержке уязвимых групп населения, включая матерей-одиночек, многодетных и женщин, воспитывающих детей с особыми потребностями. Они могут предлагать не только рабочие места, но и гибкие условия труда, обучение и профессиональное развитие, а также поддержку в сфере ухода за детьми и психологическую помощь.

Социальные предприятия нужны, государство не способно решать все проблемы, считает предприниматель Эмин Аскеров.

– Два года назад был принят закон о социальном предпринимательстве, в рамках которого были прописаны всевозможные льготы для социальных проектов. Нам нужно, чтобы закон работал. Из 9 преференций, которые прописаны в рамках данного закона, работают лишь две. Нужно довести до конца остальные 7. Этого будет достаточно, чтобы социальные предприниматели получили мотивацию для трудоустройства лиц из категории СУСН, – считает Эмин Аскеров.

Таких проектов, направленных на трудоустройство женщин из социально-уязвимых слоев населения будет больше, если будут действовать налоговые льготы, считают сами предпринимательницы.

– Было бы неплохо получить налоговые льготы. Мы платим налоги со всеми одинаково. Мы входим в официальный реестр социальных предпринимателей от Министерства национальной экономики. Льгот по налогам нет, но они бы не помешали. Мы работаем на тех же условиях, как и те, кто занимается другим бизнесом без социальной составляющей, – поделилась предприниматель Сания Аринова.

Предприниматель Куляра Маненова тоже считает, что нужны налоговые льготы.

– Мы как предприниматели хотим послаблений. Налоговики на местном уровне не идут на встречу, так как им нужен указ, распоряжение. Этот вопрос уже нужно решать на уровне Министерства финансов, – отметила спикер.

– Одна беда нашего замедленного развития – мы красиво говорим, пишем, а когда наступает время принятия решения, все тормозится на местах, мы сталкиваемся с бюрократическими затянутыми решениями. Закон о социальном предпринимательстве был принят в январе прошлого года. Год прошел, но мы все еще топчемся. Все еще ждем, когда он будет работать. С этого года должны вступить в силу преференции для нас. Есть пример многих стран, когда предпринимателей освобождают от уплаты налогов на этапе становления бизнеса. В этом случае социальным предпринимателям было бы легче развиваться. Пока мы не имеем такой возможности. Со стороны государства еще не до конца рассмотрены возможности для бизнеса, – добавила предприниматель Ляззат Алшинова.

Данный материал создан в жанре журналистики решений в рамках проекта Solutions Journalism Lab и выражает личное мнение и позицию автора.

Сейчас читают