+7 (701) 759 90 19
USD 431.07 EUR 485.51
RUB 5.69 CNY 67.47
Новости

О причинах повышения базовой ставки - интервью заместителя Председателя Нацбанка Акылжана Баймагамбетова

26 Октября 2021 12:05
Поделиться:
О причинах повышения базовой ставки - интервью заместителя Председателя Нацбанка Акылжана Баймагамбетова

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ - По информации Национального Банка, решение по повышению базовой ставки до 9,75% принято на фоне сохраняющегося проинфляционного давления в экономике, в результате которого инфляция формируется выше прогнозного диапазона 7,5-8,5% в 2021 году, роста цен на мировых рынках, ускорения инфляции в странах – торговых партнерах и высоких инфляционных ожиданий внутри страны. Об этом сообщил заместитель Председателя Национального банка РК Акылжан Баймагамбетов, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Новости по теме
В каких сферах обрабатывающей промышленности Казахстан намерен вырваться в мировые лидеры Мошенники звонят под видом работников Нацбанка - предупреждение от финрегулятора Казахстан запретил экспорт скота, картофеля и моркови


- Акылжан Маликович, было принято решение о повышении базовой ставки до 9,75%. Почему было принято это решение? Чем руководствовался Национальный Банк?

– При принятии решения по базовой ставке мы анализируем действие множества факторов как во внешнем секторе, так и во внутренней экономике. В рамках текущего решения к наиболее значимым я бы отнес следующие внутренние факторы.

Во-первых, инфляция складывается выше траектории базового сценария 7,5-8,5% на конец 2021 года. Этот фактор самый важный, и все наши действия направлены на вхождение инфляции в целевой коридор 4-6% к концу 2022 года.

Во-вторых, это расширение спроса на товары и услуги. Связано оно с активным процессом восстановления нашей экономики и ростом потребительской активности населения. Я приведу несколько цифр для примера. Номинальные потребительские расходы домашних хозяйств выросли во втором квартале до 19,5%, в реальном выражении – на 8,1%. Такой рост потребления объясняется двузначными темпами роста денежных доходов населения на 12,9% за 8 месяцев с начала текущего года, или на 4,9% в реальном выражении. Быстро растущий спрос превышает расширение предложения и влияет на ускорение инфляционных процессов. Казахстан здесь не является исключением, подобные тенденции наблюдаются во всем мире.

В-третьих, на данный момент мы наблюдаем рост инфляционных ожиданий населения. Количественная оценка ожидаемой через год инфляции повысилась и по итогам сентября составила 9%. Это отчасти связано с восприятием текущего роста цен, которое сейчас находится на повышенных уровнях. Приведу такой пример: по итогам опроса 71% респондентов по-прежнему отмечают сильный рост цен за последний год, что является одним из самых высоких показателей за всю историю опроса.

Мы продолжим отслеживать и анализировать действие основных факторов инфляции, и все наши действия, я повторюсь, будут направлены на вхождение в целевой коридор 4-6% к концу 2022 года.

Конечно, Нацбанк реагирует на эти объективные факторы повышением базовой ставки для продолжения стимулирования экономических агентов к сберегательному поведению. Также немаловажно отметить, что это решение поможет не допустить возникновения нежелательных равновесий на денежном и валютном рынках.

А какие факторы инфляции вносят наиболее существенный вклад в ускорение потребительских цен?

–В целом во многих странах мира на сегодня отмечается повышенное инфляционное давление – это глобальный тренд. С ускоренным ростом цен столкнулись как развитые, так и развивающиеся страны. И главным драйвером является именно повышение цен на продовольствие. У нас оно вносит половину вклада в годовую инфляцию и в сентябре составило 11,5%. При этом непродовольственная инфляция составила 7,5%, инфляция платных услуг – 6,8%.

На инфляционные процессы существенно влияют внутренние дисбалансы. Вот такой пример: межсезонный шок привел к нехарактерному ускорению роста цен на овощи до 31% в июне, тогда как в июне 2020 года они выросли лишь на 2,6%. Мы это отмечали в прошлых интервью. Да, сейчас мы видим некоторую стабилизацию ситуации, в сентябре цены замедлились в годовом выражении и составили 23%, но это сезонное снижение цен, понятно, что сам показатель остается в зоне высоких двузначных цифр. Учитывая, что сезон овощей открытого грунта закончился, поэтому риски дальнейшего роста цен на овощи присутствуют.

Нельзя забывать и о внешних факторах, которые влияют на динамику цен на продовольствие внутри страны. Индекс продовольственных цен ФАО в сентябре вырос почти на 33%. Ускорение роста мировых цен на продовольствие наблюдается с середины прошлого года. При этом рост цен фиксируется по всем основным товарным группам. Стоит выделить удорожание зерновых культур, растительных масел, молочной продукции, мяса, сахара. Это все, что мы видим и в нашей инфляции внутри страны.

– Мы все время говорим о продовольствии, а как насчет других факторов? Народ о дизеле говорит в последнее время.

– Вклад продовольственной инфляции составляет больше половины, поэтому ее не проигнорируешь, потому что инфляция – 8,9%, а при этом 4,5 процентных пункта формирует именно продовольствие. Но вы правы, непродовольственные товары тоже важны. Общее проинфляционное давление на них оказывают расширение потребительского спроса, отложенный спрос, не удовлетворенный за время карантина, а также повышение реальных денежных доходов населения. Все это связано с восстановлением экономической активности из-за смягчения карантинных ограничений. В частности, в сентябре ускорение непродовольственной инфляции было обусловлено ростом цен на предметы домашнего обихода, одежду, обувь, ГСМ, тот же дизель, о котором вы говорите, и твердое топливо. ГСМ, дизель, понятно, что это товары, которые имеют сетевой эффект и, конечно, в дальнейшем через транспортную составляющую тоже оказывают влияние на ценообразование по другим позициям.

Что касается инфляции платных услуг, то в сентябре она тоже была зафиксирована. Начало учебного года сопровождалось резким повышением цен на аренду жилья и стоимость образования. Удорожание услуг аренды произошло на фоне роста цен на недвижимость, что логично. Растет и стоимость регулируемых услуг. В сентябре их рост составил 5,6%. Сказывается эффект отложенной инфляции, о котором мы предупреждали еще в нашей стратегии денежно-кредитной политики. Сдерживание тарифов на электроэнергию в прошлом выливается в рост на 8,3%, в августе это вообще было 10,1% в годовом выражении. Поэтому через косвенный эффект оно, конечно же, тоже влияет на совокупный инфляционный спрос.

Мы также наблюдаем повышенный уровень инфляционных ожиданий с весны текущего года, как со стороны населения, так и предприятий. В основном этому способствовали всплески роста цен на ГСМ, электроэнергию и, конечно же, продукты питания. Потому что это маркеры для населения, они ориентируются на социально значимые продукты питания, такие как мясо, овощи, хлеб. И цена на них по сути и представляет показатель инфляции. Это к вопросу о том, что у каждого из нас своя потребительская корзина и люди обращают внимание на такие товары-маркеры.

При этом можно отметить, что по качественным показателям мы в ответах видим, что произошло снижение с пиковых значений августа. Мы об этом отметили в нашем пресс-релизе. Но, конечно, нужно закрепление этого положительного импульса.

Мы предполагаем, что реализация комплекса мер антиинфляционного реагирования – то, что делает правительство совместно с акиматами, – и повышение базовой ставки окажут положительное влияние на динамику ожиданий и стабилизируют их в дальнейшем.

Некоторые эксперты утверждают, что еще одним драйвером внутренней инфляции является ее импорт через канал внешней торговли. Что вы скажите по этому поводу?

– Безусловно, понятие «импорт инфляции» имеет место быть, и на сегодня оно актуально. Экономические и инфляционные процессы у нас в стране не могут не зависить от внешнеэкономических факторов. Это связано с высоким уровнем внешнеторгового оборота Казахстана – это около 50% к ВВП. «Импорт инфляции» следует рассматривать через анализ ситуации с инфляцией в странах – наших торговых партнерах. Например, в сентябре годовая инфляция в Евросоюзе достигла 3,6%. Это тоже максимальный показатель для Европейского союза. Подобная ситуация там наблюдалась только в период финансового кризиса 2008 года. Другой крупный торговый партнер Казахстана – Россия, на долю которой за 8 месяцев текущего года приходится почти 41% от общего импорта (40,7%). Годовая инфляция там ускоряется и по итогам сентября достигла 7,4%, а с учетом недельной динамики в октябре – 7,8%, что почти вдвое превышает таргет (4%).

Импорт потребительских товаров имеет прямой эффект на инфляцию. Его доля в течение последних несколько лет практически не меняется и играет существенную роль в потреблении. За последние 7 лет доля импорта в потреблении колеблется в пределах 37-39%. Существенное присутствие импортной продукции наблюдается прежде всего в потреблении непродовольственных товаров. Их доля в 2020 году была 60%.

Если в целом говорить об импорте, то он, безусловно, также оказывает давление и на платежный баланс. В начале ноября Национальный Банк опубликует предварительную оценку платежного баланса за 9 месяцев текущего года. Но уже сегодня, имея на руках торговую статистику за 8 месяцев, мы можем сказать, что давление со стороны импорта не ослабевает.

Посудите сами: за 8 месяцев 2021 года импорт потребительских товаров вырос на 23,9% в сравнении с прошлым годом и составил 7,7 млрд долларов. При этом лидируют именно непродовольственные потребительские товары, которые выросли на 29,8%.

Так как Казахстан является открытой экономикой и при этом не производит широкий ассортимент потребительских товаров внутри страны, мы вынуждены импортировать такие товары из-за рубежа. Конечно, рост цен за рубежом на эти товары будет существенно отражаться и на внутренних ценах.

Национальный Банк неоднократно официально заявлял, что необходимо повышение фискальной дисциплины через повышение контрцикличности налогово-бюджетной политики. Как это согласуется с целями денежно-кредитной политики?

– На самом деленалогово-бюджетная и денежно-кредитная политики – это составные части общей макроэкономической политики страны, которые в итоге определяют те самые макроэкономические параметры, такие как уровень потребительских цен, обменный курс, динамика экономической активности и объем суверенных активов, Нацфонд. Целью денежно-кредитной политики является удержание инфляции в пределах установленных ориентиров, на самом деле мы говорим о стабильно низкой инфляции. Налогово-бюджетная политика в свою очередь, помимо обеспечения государственных расходов, ориентирована на поддержание экономического роста. Многие говорят, что это две не сопоставимые вещи, на самом деле это не так. Обе эти цели не противоречат друг другу, если мы говорим о долгосрочной перспективе. То есть достижение стабильно низкой инфляции является необходимым условием для долгосрочного роста экономики. С этой точки зрения обе эти политики нужно правильно координировать.

В нашей стране есть свои структурные особенности, у нас преобладает экспорт сырьевых товаров и поэтому динамика доходов и расходов бюджета сильно зависит от внешних макроэкономических условий. Что мы предлагаем в связи с этим? Повышение фискальной дисциплины через внедрение и применение контрцикличного бюджетного правила. Мы говорим о том, что это поможет стабилизировать государственные расходы и сдерживать темпы их роста, то есть заранее определит лимиты бюджета.

Это позволит минимизировать влияние внешних цен на внутренние условия и изолирует экономику от этой высокой изменчивости цен на нефть. В результате снизится периодически возникающее проинфляционное давление, что положительно повлияет на действенность денежно-кредитной политики.

Акылжан Маликович, какова текущая ситуация в экономике? Соответствует ли она прогнозам Национального Банка, а, самое главное, возвращается ли она к докризисным показателям?

– Наши прогнозы по экономическому росту за девять месяцев в целом реализовались. Экономика в январе-сентябре выросла на 3,4%. Это соответствует нашим оптимистичными оценкам. Мы делаем три прогноза каждый квартал. Напомню, что при оптимистичном сценарии прогнозного раунда «август – сентябрь» цена на нефть марки Brent закладывалась нами на уровне 70 долларов США за баррель до конца года. С начала года по 22 октября средняя – 69,3 доллара США за баррель. Экономическая активность продолжила восстанавливаться благодаря росту мировых цен на сырьевых рынках и смягчению карантинных ограничений. Высокие темпы роста демонстрируют отрасли обрабатывающей промышленности, торговли, строительства, информации и связи, а также государственный сектор. Впервые с марта прошлого года наблюдается положительный темп роста в транспорте. Смягчение карантинных мер и открытие торговых центров крайне положительно отразились на показателях оптовой и розничной торговли. Отрасль торговли выросла на 9,3% в годовом выражении. Увеличение в товарообороте также обусловило положительные темпы роста транспортных услуг.

Да, мы видим, что в горнодобывающей промышленности в отличие от других отраслей наблюдается снижение активности на 0,8%. Это связано со снижением добычи сырой нефти на 3,4%. Это как раз влияние вот этой сделки ОПЕК+.

Фактически экономика Казахстана уже вернулась к допандемическому уровню. При сохранении траектории экономического роста в соответствии с нашим оптимистичным сценарием к концу года он достигнет 3,7-4,0%. Экономика действительно развивается и восстанавливается.

Ну а теперь нам предстоит обсудить наиболее дискуссионные вопросы нашей передачи. Если позволите, я здесь зачитаю некоторые экспертные мнения: одни эксперты считают, что повышение базовой ставки не требуется, так как в экономике превалируют немонетарные факторы. Другая группа считает, что базовую ставку нужно значительно повысить даже до глубоко двузначных значений. Какой позиции вы придерживаетесь по этому вопросу?

– В целом Нацбанк преследует главную цель – возвращение инфляции к среднесрочному таргету. Базовая ставка – это наш ключевой инструмент для достижения цели. Вне зависимости от степени ее влияни, она формирует важные для нас инфляционные ожидания в экономике. На самом деле очень многое зависит от инфляционных ожиданий, они определяют, побежите ли вы в магазин покупать товары, ожидая, что завтра все подорожает, или будете верить в то, что инфляция будет достаточно низкой и смысла делать огромные резервы не нужно и спрос будет меньше. Поэтому мы отвечаем повышением базовой ставки на ускорение инфляционных процессов в стране.

В то же время мы обращаем внимание на целый ряд факторов при принятии решений, в том числе и на перспективы развития мировой и национальной экономики, которые определяют инфляционный фон. Как вы знаете, текущее восстановление носит еще хрупкий характер, особенно в развивающихся странах. На основе регулярных опросов предприятий мы видим, что деловая активность в Казахстане не закрепляется в положительной зоне – выше 50%. В сентябре индекс деловой активности составил 49,8 пункта.

В этих условиях Национальный Банк принимает взвешенные и сбалансированные решения. На трех последних заседаниях мы последовательно повышаем базовую ставку, подняв ее с 9% до 9,75%. При этом мы сопровождаем каждое из этих решений заявлением о продолжении нормализации денежно-кредитной политики при сохранении проинфляционного давления в экономике.

Известно, что Правительство и акиматы продолжают реализацию комплекса мер антиинфляционного реагирования. Решения, которые принимает Национальный Банк, базируются в том числе на оценке его результативности. То есть мы смотрим, насколько это помогает, как инфляция будет снижаться, что происходит с инфляционными ожиданиями населения.

Поэтому мы продолжим проведение дезинфляционной денежно-кредитной политики. Нашей главной целью, напомню, является стабилизация инфляции в текущем году и ее возвращение в целевой коридор 4-6% в следующем 2022 году.

- Спасибо за беседу!


Подписывайтесь на наш канал:

Поделиться:

Автор:

Азамат Сыздыкбаев

Новости по теме
Читайте также
Оставить комментарий
+7
Отправить
Сотрудники онлайн

Архив